ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава

ГОД 1934-й

Л. А. ГРОХОВСКАЯ

В конце февраля, в денек метельный, непогожий, Павел приехал очень расстроенный. Я это увидела сходу - по выражению его лица, по тому, как он снимал запорошенную снегом шинель, - резко, зло.

- Что вышло, Паша?

Молчком переодевшись в домашний фланелевый костюмчик, он сел за стол в кабинете. Вынув из пачки ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава папиросу, жестом попросил принести пепельницу. Я подала. Жуя мундштук, Павел смотрел на меня невидящим взглядом.

- Ты можешь сказать, что случилось? Вымученная ухмылка скользнула по его лицу. Ответил кратко:

- Я утомился.

Положив ладошки на его русую голову и нежно перебирая волосы, я терпеливо ожидала.

- Я утомился, понимаешь?

- Естественно, утомился ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава. Эти бесконечные командировки, завод в Ленинграде, поездки к десантникам в различные городка, слеты...

- Не от дела я утомился! От сопротивления, которое повсевременно чувствую, а кто мешает мне работать, не вижу. Когда мы показывали опрокидывающиеся люльки, все поздравляли нас, рукоплескали, а за спиной разнесли слух, что это гробы! Авиабусы приняли ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава к боевой работе, позже вычеркнули их, похерили даже самое понятие «бреющий десант»! Парашюты Г-2 и Г-3 снимают с эксплуатации, хотя равной подмены еще как бы нет. И все это делается не на высшем, на среднем уровне. Решают не те, кто подписывает приказы, а те, кто готовит их. Сейчас вот и ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава с девчатами недоразумение.

- Что вышло? Ну же...

- А, гласить не охото. Давай бумагу, Лида, будем придумывать пояснительную. И вытащи серенький бланк анкеты из планшета, будем вспоминать с тобой родословные.

- Донос?

- Угадала. Завелась какая-то гнида в коллективе и строчит уже третью анонимку. И на этот раз у этого мерзавца в руках ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава козырь.

- Ты где-нибудь просчитался, Павлик? Катастрофа?

- Да нет, необходимо разъяснить ЧП, происшедшее при групповом прыжке тринадцатого февраля. Меня винят в торопливости и плохой подготовке женщин-инструкторов.

- Случай с Яковлевой и Гураль?

- Да, Лидочка, да! Тащи бумагу!

Происшествие было не из приятных. На высоте две тыщи метров тяжкий самолет ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава вышел на курс выброски большой группы десантников. Вкупе с мужиками на крыло вылезли две парашютистки - Ольга Яковлева и Марианна Гураль. Они, держась за поручень, стояли первыми в шеренге, около задней кромки крыла

Командир группы, им был Константин Холобаев, подал команду приготовиться к прыжку. Несколько человек некорректно объяснили ее ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава, посчитав за исполнительную, и начали подталкивать впереди стоящих. Шеренга парашютистов на крыле спрессовалась. Яковлева и Гураль, видя, что аэродром еще далековато, сопротивлялись, но удержаться за поручень не смогли, и их столкнули. Испуганные необычностью собственного положения, они выдернули кольца, как утратили под ногами опору. И купола их парашютов, одномоментно раскрывшись ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава прд напором воздуха, понесли их на хвостовое оперение. Там девицы и зависли. Не много того, купол Марианны Гураль запутался в тросах управления самолетом, и он начал терять высоту.

По команде «Всем очистить крылья!» мужчины прыгнули. Девицы волоклись за хвостом самолета.

На высоте полутора тыщ метров стропа вытяжного парашютика, на котором ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава висела Яковлева, лопнула, и парашютистка пошла вниз на основном куполе. Но купол закрутило так, что фактически он не тормозил скорость понижения. Расправить купол Ольга не смогла. Тогда она открыла запасной парашют. Его купол вышел из портфеля вяло и запутался в стропах основного. Как ни старалась Яковлева вынуть его ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава из строп и откинуть в сторону - не вышло. Так она и падала к земле на свившихся в мягенькие комья кусочках материи. Они тормозили скорость падения, но все равно она оставалась гибельной. Девице сказочно подфартило - Ольга свалилась в глубочайший снежный овраг и осталась невредимой.

Марианну Гураль самолет длительно таскал ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава за собой, совершая разные эволюции для срыва парашютистки. Старания летчиков привели к успеху - купол парашюта лопнул в клочья, и Гураль пошла к земле в свободном падении. Она пользовалась запасным парашютом и благополучно приземлилась.

Некоторое количество дней спустя драматический случай произошел с десантником из бригады Бойцова в Ленинграде, где тренировали парашютистов тоже ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава инструкторы из бюро Павла. Десантник приготовился к прыжку. Просунул кисть правой руки через круглую резинку, прикрепленную к вытяжному кольцу (утратить кольцо в воздухе числилось позором), взялся за кольцо и, как рекомендовали инструкторы, немного «надломил» его, другими словами вытащил нижнюю часть кольца из кармашка на лямке. Но последнее движение ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава оказалось нерасчетливым - парашют открылся на крыле и понес десантника в подкосы стабилизатора. Десантник уцепился за расчалки хвостового оперения. Наточенными кромками железных лент-растяжек порезало стропы парашюта, и купол улетел, а десантник остался на хвосте самолета. Он смог прочно уцепиться руками и ногами за подкосы и в течение 18-ти ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава минут в этом очень неловком положении выдержал под ледяной струёй от моторов. Летчик очень плавненько посадил воздушный корабль на колеса. Десантника сняли с подкосов стабилизатора, замерзшим, но живым.

Все это мне в свое время поведал Павел. О случае с десантником писали газеты под рубрикой «Подвиг». И вот сейчас кто-то, не подписавшийся ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава под доносом, винил во всем Павла.

Он, прикуривая одну папиросу за другой, посиживал над пояснительной длительно и признал в ней, что далековато еще не все обмыслено и изготовлено для неопасного десантирования люден с самолетов: у парашютистов не было ножей для отсечения строп в случае зависания на стабилизаторе; не стопроцентно ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава отработаны деяния экипажа по спасению зависшего парашютиста; на самолете нет средств вроде «кошки» либо лебедки для спасения попавшего в неудачу парашютиста. Неудобны для десантирования применяемые с этой целью самолеты - необходимо строить особые десантные корабли.

«Будем мыслить, разрабатывать методику, изобретать приспособления», - заключил Павел, ставя подпись под текстом записки.

- Медлительно думаете ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава, - произнесла я, - все о-пос-ля! Павел вскипел:

- А кто зависал на хвостах ранее?! Где?! У кого есть эти приспособления?! Все в первый раз, и у нас не семь пядей во лбу!.. Чем кидать досадные высказывания, лучше задумайся над ответами к вопросам вон той длиннющей анкеты ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава! Кем у тебя дед, бабка и прабабка были - знаешь? Нет? Должна знать!

Стремительно остыв, он обнял меня за плечи, извинился за резкий тон, поцеловал, и, сев рядом, мы склонились над сереньким листом бумаги - новейшей формой «послужной анкеты», где каждый служащий должен был ответить на 10-ки вопросов, в том числе тщательно высветить ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава свою родословную, углубясь при всем этом на три поколения в прошедшее, точно указать, когда и к каким партиям примыкал либо какой партии соболезновал, не эмигрировал ли кто из родственников за границу.

- Анкета полна подозрительности, - ворчал Павел, заполняя графы, - но нам-то просто отвечать, дворян в роду не ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава просматривается, и, не считая большевиков, я ни с кем дружбы не водил.

- А твой дед-дьячок по материнской полосы? - напомнила я. - Будешь указывать?

- Так и пишу - дьякон! Не велика фигура в рядах носителей опиума для народа. Жалко, здесь нет Места дополнить, что он был нищим деревенским дьячком из сосланных самодержавием свободолюбивых поляков ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава.

- Напомни, что в штатскую войну ты был награжден бантом «За храбрость» и именным орудием.

- Тут таковой графы нет... А ах так ответить, какую я исповедовал религию?

- Еды - босяцкую!

Шли деньки, когда в Красноватой Армии заканчивалась партийная очистка.

Перед ужином Павел поиграл с Авиетой, приголубил Нерона - пес ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава дулся, если владелец проявлял к нему не достаточно внимания, - но происшествия с парашютистами, видимо, не выходили у него из головы, и уже за столом, поднося вилку ко рту, он произнес:

- Тех, кто считает цифру тринадцать несчастной, винят в суеверии, а ты вспомни, Лида, - не только лишь нашим девчатам не подфартило ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава тринадцатого, да и «Челюскин» затонул конкретно в сей день - тринадцатого февраля! Ну-ка, включи радио, должны передавать еще одно сообщение правительственной комиссии о ходе работ по спасению.

Заговорило радио:

«...18 февраля 1-ый самолет под управлением пилота товарища Ляпидевского пробовал прорваться в лагерь челюскинцев через полярную непогодицу, но из-за непроницаемой пурги ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава был обязан возвратиться назад... В дрейфующем лагере бурлит работа. Расчищен ледяной аэродром, применимый для посадки даже томного самолета; жизнь заходит в нормальную советскую колею. Возобновились научные работы, культурно-просветительная деятельность, читаются доклады на текущие темы. Нормально, как на корабле, работает треугольник экспедиции...»

Прослушав сообщение до конца, Павел тяжело ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава вздохнул:

- До лекций ли им на данный момент там... - Произнес вдумчиво: - Но летчики прорвутся, это точно! .

- В газетах пишут, наикрупнейшие исследователи Арктики Свердруп и Ларсен колеблются, что челюскинцев можно спасти самолетами. Уповают на ледокол «Красин».

- Да, Лида, в их рассуждениях есть резон. Ларсен отлично знает условия летной работы ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава в Арктике с ее туманами и снежными буранами, о колоссальном риске посадок самолетов на ледяные аэродромы, да и он, и Свердруп очень плохо знакомы с вашими людьми: Чего бы ни стойло, летчики пробьются и льдине; Дело только во времени...

МП. КАМИНСКИЙ

5 марта Военно-Воздушные Силы отмечали трехлетнюю годовщину шефства два раза Краснознаменного, Ленинского ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава комсомола над Красноватым Воздушный Флотом. Отмечая награды комсомольцев в деле укрепления мощи авиации, в подготовке закаленных бойцов Красноватой Армии, начальник ВВС Алкснис приказом № 23 по ВВС РККА установил четыре премии за наилучшую компанию массовой шефской работы комсомольских организаций над частями ВВС на 1934 год.

Первую премию - аэросани - получил Краснопресненский райком ВЛКСМ ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава, шефствующий над ОсконбюроВВС РККА.

Павел Игнатьевич Гроховский, Малынич и я присутствовали при вручении краснопресненцам документов на аэросани и Почтенной грамоты ВВС. После этой процедуры Алкснис произнес Гроховскому:

- Готовьтесь к переходу в другое ведомство, Павел Игнатьевич.

- Я лично? Почему? - опешил мой начальник.

- Все ваше конструкторское бюро передадим в ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава Главное управление Наркомтяжпрома. Не удивляйтесь, товарищи. Организация ваша стала могучей. Имеете свой завод. Мы с вами отлично поработали, спасибо! Сейчас поработаете с товарищем Серго Орджоникидзе. Ваш коллектив еще укрупнят. Увеличатся как средства, так и способности заниматься большими делами... Я представил вас в наилучшем виде, не подведите меня, когда будете показывать свои ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава заслуги Орджоникидзе. Он хочет все поглядеть лично.

- Попытаемся, Яков Иванович...

- Но летный отряд?.. - невольно и взволнованно я перебил Гроховского.

- Остается прикомандированным к бюро. Можете использовать и других летчиков-испытателей. Нарком-тяжпром очень мощная организация.

...Настал денек, когда наш коллектив был должен показать комиссии, возглавляемой Серго Орджоникидзе, чем мы ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава занимались практически четыре года.

Орджоникидзе, Тухачевский, Алкснис с большой группой командиров и инженеров в полдень прибыли на аэродром.

В строгую прямую линию выстроились на летном поле самолеты разных типов, адаптированные к десантной работе, в том числе и новенькая двухмоторная машина Гроховского Г-37 - «Универсальное летающее крыло», которую испытал в Ленинграде ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава и пригнал в Москву Валерий Чкалов. Под фюзеляжами либо крыльями практически каждого из самолетов чего-нибудть подвешено: корзины, картонажные мешки, клеточки, люльки, авиабусы, военная боевая техника. Из одной парашютной клети доносились кудахтанье и лай собаки. Из другой - поросячий визг. Это вызвало ухмылки на лицах инспектирующих - неплохой признак.

Нерасторопно осмотрев технику ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава и выслушав ответы на некие интересовавшие его вопросы, Орджоникидзе отдал разрешение на демонстрацию объектов.

Первым поднялся в воздух истребитель. Он показал возможность бомбометания и стрельбы с пикирования по точечным целям.

- Таковой способ ликвидирования огневых точек противника при защите десанта даст хорошие результаты, - объяснил Гроховский.

Не успел истребитель ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава приземлиться, как взлетел тяжкий самолет с сорока парашютистами. Небо расцветилось яркими зонтиками. Позже с малыми промежутками времени на землю начали падать клети, грузовые короба, картонажные мешки. В десантной таре посиживали всклокоченные куры, притихшие собаки. Лица членов комиссии стали в особенности хорошими, когда вскрыли картонажные мешки: положенные в их ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава сырые яичка, электронные лампочки - целы и невредимы!

- Спасибо за службу! - улыбаясь в усы, произнес Орджоникидзе.

- Служим трудовому народу! - ответил Гроховский. Демонстрируя на только-только приземлившуюся клеть с надписью «Буфет» и на 2-ух парашютистов рядом с ней, он предложил:

- Жаркий обед подан, товарищ народный комиссар, может быть, снимете пробу?

Здесь же налили ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава в миску борща, и Орджоникидзе отведал его.

- Смачно! Кто желает подзаправиться, рекомендую. Сопровождавшие наркома члены комиссии с готовностью и наслаждением пользовались предложением.

Парашютистка Шура Николаева вечерком этого денька записала в собственный ежедневник: «Сегодня я была наряжена поварихой, а мой инструктор Шмидт поваром. Мы скинули с самолета грузовую клеть ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава-буфет с лимонадом, жаркими щами, бутербродами и пожарскими котлетами. Я приземлилась на отдельном парашюте сразу с буфетом и угостила желающих воздушным обедом из 3-х блюд».

Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Косарев приехал на аэродром, когда тройка парашютистов, в числе их и я, показывала затяжные прыжки. Прыгали с тыщи метров ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава. Двое раскрыли купола на высоте 400 метров, а я решил показать «класс» и раскрыл собственный парашют в семидесяти метрах от земли. Позже мне передали, что Косарев даже зажмурился, считая мою смерть неминуемой. Повернувшись к Гроховскому, произнес:

- Передайте Каминскому, что это ухарство. Мне было жутко и неприятно глядеть, как он падал. Пусть побережет ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава себя, его жизнь нужна не ему одному.

- Согласен, - ответил Гроховский. - Рисковать нужно для дела, а не для самолюбия. Я ему пропишу по 1-ое число... А сейчас, товарищи командиры, не желает ли кто пострелять?

Человек 20 военных сели в машины и направились на окраину аэродрома в огороженное от сторонних глаз ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава место, где дежурил Остап Никандрович Нежил со своими ребятами.

Командиры подошли к трем чучелам, установленным у свежайшей земельный насыпи. Чучела были закручены в защитные армейские накидки. Принесли винтовку и пистолет.

- Попытайтесь прострелить их, наверняка, это несложно: чучела набиты травой, - предложил Гроховский.

Вели огнь по прикрепленным на уровне «груди» мишеням. Пули ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава ложились точно, но почему-либо выходили с боковой стороны и рвали накидки. После окончания стрельбы Гроховский подошел к чучелам и раскрыл накидки. Под ними оказались легкие бронежилеты.

- Направьте внимание, прямой удар пули вминает металл, скользящее попадание только царапает его. Позже Гроховскому подали трубу с курком, он ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава положил ее на плечо и выстрелил из нее по броневой плите. В броне - дырка.

- Это, орудие работает: на реактивном принципе, - жадно растолковал Гроховский.

Выстрелы гремели около часа.

Позже Орджоникидзе, сопровождаемый Иваном Васильевичем Титовым, осматривал самолет Т-37:

- Молвят, это конструкция вашего бюро?

- Наша, товарищ нарком, - кратко ответил Титов. - Ведущий конструктор ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава товарищ Рентель.

В. Рентель, большеголовый, худой, стоял около шасси. Титов протянул в его сторону руку. Рентель немного поклонился.

- Ранее вы занимались авиаконструированием? - спросил его Орджоникидзе.

- Да, в Ленинградском институте путей сообщения. Там я управлял авиационным кружком. По схеме, «обитаемое крыло» мы выстроили 4-х местный легкий аэроплан ДК-1 '. Позже вот эту машину ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава - Г-37.

') ЛК-1 В. Рентеля был испытан летом 1932 года В. Чкаловым. Потом было сделано 20 экземпляров самолета, Которые эксплуатировались в Арктике. Один из этих самолетов участвовал в съемках кинофильма «Семеро смелых.

- Покажите, товарищ Рентель, машину и поведайте о ней.

Орджоникидзе оглядел весь самолет, залез в кабину, посидел там. Рентель, находясь всегда ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава рядом, говорил ему:

- Самолет предназначен для перевозки воздушного десанта. Пассажирская кабина может сбрасываться на парашюте вкупе с людьми. Если снять ее, то машину можно использовать для перевозки разных грузов, подвешивая их. По отзыву испытателя Чкалова, управляется самолет просто. Скорость до трехсот км в час, что для такового ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава типа машин является практически рекордной...

- Отлично, товарищ Рентель. В кабине много места, комфортно. Таковой необыкновенной двухбалочной конструкции фюзеляжа я еще не лицезрел. А почему на опорах у вас написано «Имени Ленинского комсомола»? Кто называл самолет?

Здесь рядом с Рентелем появился Гроховский:

- Посвящение утвердило комсомольское собрание нашего бюро.

- Благодарю вас, товарищ ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава Гроховский, и вас, товарищ Рентель, за неплохую работу. Настроение у наркома, командиров и других членов комиссии держалось приподнятое, и это было реальным праздничком для всех нас. Мы проявили практически все, чем занималось Осконбюро до этого. Демонстрация эта произвела воспоминание даже на нас самих. Ранее каждый в отдельности имел только ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава частичное представление о том, что делалось в большенном коллективе, в различных городках, в десантных бригадах и отрядах, сейчас же узрели все сходу и в парадном выполнении. Ощутили, как близка к вещественному воплощению мысль десантной армии. Фактически, все техническое вооружение для этого было подготовлено. С неба летели и мягко ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава приземлялись, с одновременным отстрелом грузовых парашютов, авто, танкетки, пушки, байки.

Показ объектов длился до позднего вечера. Окончить демонстрацию Гроховский решил красивым зрелищем. Как о деле не очень принципиальном он доложил Тухачевскому о способе проводной связи с помощью самолета. Тухачевский произнес об этом Орджоникидзе, уже собиравшемуся покинуть аэродром. Предложение поглядеть очередной «фокус Гроховского ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава» вызвал у наркома острый энтузиазм:

- А ну, дорогой, покажи! На сколько же км?

- Пока лишь на шестьдесят. На Р-5 больший барабан не помещается.

- На шестьдесят?! Ну-ка дай карту!

Получив карту, нарком расстелил ее на походном столике и, вычертив циркулем окружность, поставил на ней точку.

- Вот сюда ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава, дорогой, к этой деревне. А ты, Яков Иванович, - обратился Орджоникидзе к Алкснису, - проследи, чтобы не схитрили!

Через пару минут летчик Баталов взлетел с предписанием отыскать обозначенную деревню и выкинуть над ней парашютиста-телефониста. От самолетного барабана конец телефонного провода подвели к аппарату на столике наркома.

Держать под контролем ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава наведение связи Алкснис послал другой самолет с представителем ВВС на борту.

Через полчаса на столике наркома неуверенно тренькнул телефон. Орджоникидзе схватил трубку и засмеялся от наслаждения. Он услышал совсем верно:

- Докладывает телефонист Терещенко. Нахожусь в населенном пт Матвейково Истринского района. С вами будет гласить председатель сельсовета Коновалов. Передаю трубку. И сходу:

- Председатель ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава сельсовета Коновалов на проводе. С кем говорю?

- А это непринципиально, дорогой, с кем вы гласите, главное, что вас отлично слышно. Здоровья вам, дорогой! - и Орджоникидзе положил трубку на рычаги. - Ну, сейчас вижу, товарищи, что слово у вас не расползается с делом. Молодцы! Будем работать вкупе!

Через ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава неделю Особенное конструкторское бюро ВВС РККА стало называться Экспериментальным институтом Наркомтяжпрома по вооружениям РККА. Начальником и основным конструктором института остался Павел Игнатьевич Гроховский. Ему прирастили штат, фонды, предложили создать новый, более широкий план работ по собственному усмотрению. Авиастроительный завод в Ленинграде вполне перебежал в его подчинение. Очень широкие возможности получил Гроховский ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава и в плане контактов с другими производствами и научными учреждениями.

Б. Д. УРЛАПОВ

При Совете Народных Комиссаров действовала неизменная Комиссия обороны, за ранее изучавшая главные, принципные вопросы строительства Вооруженных Сил, внося их на рассмотрение и утверждение в законодательном порядке в Совет Труда и Обороны. Опыт показал, что Комиссия обороны ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава и Реввоенсовет СССР дублировали друг дружку, отчего решение многих вопросов задерживалось. Потому в 1934 году Реввоенсовет был упразднен, а Народный комиссариат по военным и морским делам переименован в Наркомат обороны.

Пользу реорганизации сходу ощутили и мы: планы Экспериментального института были пересмотрены - на разработки объектов устанавливались жесткие сроки, от изобретателей и конструкторов добивались ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава новых уникальных мыслях, призывая «не топтаться на месте».

КОНСТРУКТОР - ДУМАЙ, ДУМАЙ, ДУМАЙ, ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ ДАТЬ Красноватой АРМИИ! - такие плакаты висели практически в каждой комнате института на самых видных местах.

Как-то Гроховский пригласил меня к для себя.

- Борис, вчера говорил с Рентелем о новеньком самолете ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава Г-38. Когда подошли к скорости, он уперся на том, что больше трехсот км в час выдавить из конструкции мы не сумеем. Ты знаешь о чем речь. Как считаешь, четырехсот добьемся?

Я пожал плечами:

- На данный момент на такую скорость способны только истребители. Рентель поэтому и не верует...

- Ограниченное мышление ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава! - перебил Гроховский. - Оглядываться не будем. Наш самолет должен летать резвее, по другому за дело и браться не стоит!.. С Рентелем расстаемся. Есть у тебя на примете юный юноша с царем в голове на должность ведущего конструктора новейшей машины?

- Так сходу?

- Нет, означает. Месяц для тебя на поиски, не больше... Я ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава повеселил начальника ранее. Предложил на должность ведущего Павла Альбертовича Ивенсена.

- ...только работает он в СНИИ ГВФ у Роберта Бартини над технической документацией «Сталь-7», - произнес я.

- Чем он приглянулся для тебя?

- Был основным ассистентом Вартини в проектировании самолета «ДАР», очень увлекательной, необыкновенной машины. Конструктор с необычным мышлением. Изобретатель. Строил планеры ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава, непохожие на другие. Приглашение на самостоятельную работу может принять, но боится, гласит, больно уж звучная слава у нашего института.

- «Цирк»?!

- Вот конкретно...

- Приглашай! Направь в субботу за ним машину. В тринадцать ноль-ноль побеседуем.

Днем в субботу я привез Павла Ивенсена в институт. В пустом кабинете Гроховского разложил перед ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава ним проект «Легкого крейсера-2», разработанный под управлением моего шефа Рентелем. Несколько часов Ивенсен изучал чертежи, расчеты.

В час денька приехал Гроховский. Я их познакомил. Ивенсен произнес, что желал бы более тщательно обсчитать проект, порисовать. Рентель, пожалуй, прав, выставленные расчеты не сулят скорости более трехсот.

- Считайте. Увидимся в пн, - согласился Гроховский.

Ивенсен ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава просидел над чертежами денек, остаток субботы и все воскресенье. В пн он высказал нам с Гроховским свое мировоззрение:

- Самолет Г-38, нареченный вами «Легким крейсером», задуман как многоцелевой моноплан с экипажем в 5 человек, размахом крыльев 20 восемь метров, вооруженный пулеметами. Схема машины мне нравится. Но чтоб выйти на ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава скорость более трехсот км в час, характеристики и еще кое-что придется поменять. Я предлагаю, сохранив задуманную схему, существенно сделать лучше летные данные и боевые свойства самолета за счет уменьшения размаха и площади его крыльев, более массивных движков, сокращения экипажа до 3-х человек и усиления вооружения.

- Какой размах крыльев ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава? - спросил я.

- Четырнадцать-шестнадцать метров.

- Ой ли! - воскрикнул Гроховский. - Уменьшить в два раза?

- Да, тогда обязательно добьемся неплохой скорости, да и посадочная тоже возрастет значительно. Это вас не стращает?

Гроховский согласился:

- Насчет посадочной скорости не волнуйтесь, научим летчиков. Чкалов и подобные ему могут освоить такую машину сходу. Каким видите вооружение?

- Восемь точек ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава: пулеметы и две пушки. Можно «эрэсы».

Обсуждали идеи Ивенсена мы длительно, под конец Гроховский, как о деле решенном, произнес:

- Означает, вы, Павел Альбертович, работаете у нас. Приступайте к делу завтра же в должности технического управляющего самолетного отдела, в нем на данный момент больше 100 человек, так что в ассистентах нужды ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава не будет. В средствах тоже. Начальник отдела Коровин - красивый, умный мужчина: сработаетесь. Вашим заместителем будет Рыбников, тоже спец что нужно.

- Павел Игнатьевич, я не могу с будущего дня начать работать у вас по правилам перехода с одной работы на другую. Управление самолетного НИИ ГВФ воспротивится.

Ивенсен не набивал для ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава себя стоимость - дисциплинарный утомившись ГВФ в то время вправду воспрещал добровольческий переход с одной работы на другую без санкции управления. Если же служащий все-же увольнялся с работы, то в другое учреждение он мог поступить не ранее чем через 6 месяцев, в течение которых проходил специальную проверку.

- Не считая ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава того, Павел Игнатьевич, - продолжал Ивенсен, - ваш институт особенный, и, чтоб поступить на службу к вам, мне необходимо две советы от членов ВКП(б).

- Моя рекомендация стоит нескольких, - заверил Гроховский. - Не страшитесь, Ивенсен. Приступайте к делу немедленно. У Бартини вы получали 500 рублей, у нас будете - восемьсот. Знаю, вам нужно солидное жилище ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава - уладим, пока поселитесь в гостинице. Самостоятельность вашу ни зажимать, ни стеснять никто не будет, но учтите: работать придется много. С течением времени мы не считаемся и этого же потребуем от вас. Никакой пробуксовки! Согласны?

Павлу Ивенсену, двадцатишестилетнему конструктору, построившему без помощи других 5 планеров и авиетку, очень ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава хотелось поработать над боевым самолетом в организации, где царила полная творческая свобода. И он с наслаждением принял предложение.

Модель «Легкого крейсера» для продувки в аэродинамической трубе ЦАГИ сделали очень стремительно. Вышла она прекрасной, чернополированной.

- Как рояль! - лицезрев ее, воскрикнул Гроховский. - Быстрее делайте натурный макет, мы должны его показать Алкснису ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава и Тухачевскому.

Через два с половиной месяца макет был готов. Делали так: в Москве готовили рабочие чертежи, плазмы на фанере и отвозили в Ленинград на завод. Позже натурный макет частями перевезли из городка на Неве в столицу, собрали, установили в ангаре Центрального аэродрома на Ходынке.

Полным ходом велись работы по ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава изготовлению крыла Г-38 и других частей конструкции для статических испытаний. Группой конструирования крыла правила Лидия Кулешова. Отдел прочности возглавлял Алексей Епишев, он перебежал в наш институт уже опытным прочнистом, поработавшим с авиаконструкторами Поликарповым, Сухим, Ильюшиным.

Ивенсену и его ассистентам, также мне, приходилось по нескольку раз за месяц выезжать ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава в Ленинград и часто в тот же денек вечерком ворачиваться назад в Москву.

Как-то Ивенсен увидел в институте группу ребят лет двенадцати-пятнадцати. Крепенькие, как на подбор приземистые, все они были одеты в военную форму. Фуражки, штаны галифе, хромовые сапожки. На рукавах гимнастерок голубого цвета - крылышки, вышитые золотой канителью, под ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава ними красноватые буковкы: ЭОЮЛл

- Кто это у нас в гостях? - встретив меня, спросил Ивенсен.

- ЭОЮЛ - экспериментальный отряд молодых летчиков. Взяли мальчуганов из трудовой колонии, более развитых и остроумных. Они будут летать и прыгать с парашютом. Павел Игнатьевич поручил мне приготовить для их один самолет: в фронтальной кабине приподнять сидение ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава пилота и удлинить ножные педали. А на данный момент ребята занимаются теорией и общей физической подготовкой. Кстати, Павел Альбертович, автомашины, закрепленной за отделом, у вас временно не будет. В ремонте она, бедная! Будущие летчики просочились в гараж через крышу, завели машину и катались на ней в 4 стенках, пока не врезались в ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава одну. Помяли радиатор. Кое-что отвинтили по любознательности.

- Раскурочили! - взмахнул руками экспансивный Ивенсен, выслушав мое сообщение.

- Гроховский систематизировал этот случай как 1-ое знакомство молодых авиаторов с техникой. Тех ребят, которые развинчивали автомобиль, попросил изучить снятые детали, без помощи других докопаться, зачем они предусмотрены, и аккуратно поставить на место ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава. На данный момент трое пытливых собирают машину, а один обучается паять - тот, который помял радиатор. За работу будут выставлены оценки в журнальчик. Кто получит «очень хорошо» - первым прыгнет с парашютной вышки. Вот такое «наказание» проказникам выдумал Павел Игнатьевич.

- Для чего ему пригодились эти казаки-разбойники?

- Гласит, не ему, а ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава стране необходимы летчики-асы и чтоб достигнули они высшего мастерства в расцвете сил! Понятно, товарищ Ивенсен? Педагогика. Обучайся!.. А пока прощай, тороплюсь оформить командировку в Питер.

Не успели мы пожать друг дружке руки, как подошел Гроховский. Обратился к Ивенсену:

- Как дела на заводе?

- Работы по Г-38 мало ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава задерживаются из-за легкого самолета конструктора Яковлева, спецы заняты монтажом управления.

- Борис, - обратился ко мне Гроховский, - завтра ты будешь на заводе, скажи там: работы по самолету Яковлева временно закончить! Все силы на Г-38.

Когда я прибыл на Ленинградский самолетостроительный завод, мне вручили телефонограмму: «Вернуться в Москву немедля. Гроховский».

Кинулся ПЕРВЫЙ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ПРЫЖОК 11 глава к жд кассе - билеты на поезд все проданы. Попробовал приобрести с рук - тоже беда.


pervie-millioni-val-zorin-nekoronovannie-koroli-ameriki.html
pervie-nedeli-v-shkole-d-b-elkonin-izbrannie-psihologicheskie-trudi.html
pervie-pilotiruemie-polyoti-i-konspirologiya.html