Первые защитные насаждения

В 1946 г. я побывал в Стамбуле и Багдаде, куда я был приглашен как доктор Американской школы исследования Востока и как представитель Музея Пенсильванского института в Филадельфии.

В Стамбуле я провел около 4 месяцев, скопировав там более сотки табличек и фрагментов с записями шумерских легенд и эпических сказаний. Большая часть этих отрывков представляло собой Первые защитные насаждения куски — совершенно мелкие и средней величины. Но посреди их оказалось несколько более полных табличек (к примеру, табличка в двенадцать столбцов, рассказывающая о «войне нервов», о которой уже шла речь в главе 4). Не считая того, там была табличка в восемь столбцов с надписью о споре меж Зимой и Летом Первые защитные насаждения (см. гл. 20), также неведомый до ближайшего времени миф, который я именовал «Инанна и Шукаллитуда, либо смертный грех садовника».

Сначало это была табличка размером приблизительно 15 x 18 см. На данный момент от нее уцелела только часть (10,6 x 17,5 см). 1-ый и последний столбцы, — а их всего было 6, — практически вполне разрушены. Но четыре Первые защитные насаждения оставшихся позволяют вернуть около 200 строк, из которых больше половины сохранилось стопроцентно.

По мере того как содержание мифа прояснялось, я начал осознавать, что оно является очень необычным. К тому же две его детали показались мне очень необходимыми.

Сначала в тексте речь идет о богине, которая, желая отомстить оскорбившему Первые защитные насаждения ее человеку, превратила все воды страны в кровь. Данная тема «кровавого мора» не встречается в старой литературе нигде, не считая Библии, в книжке Финал. Напомним этот эпизод. Иегова гласит: «Из этого узнаешь, что я — господь: вот я ударю жезлом, который в руке моей, по воде, которая в реке, и Первые защитные насаждения она перевоплотится в кровь» (Финал, 7, 17).

Что касается 2-ой специфичной детали, то она относится к технике «защитных насаждений»: по-видимому, в мифе делается попытка разъяснить происхождение таких насаждений. Во всяком случае из этого мифа можно прийти к выводу о том, что посадка густолиственных деревьев для защиты растений от ветра и солнца была известна Первые защитные насаждения и всераспространена в Шумере уже тысячелетия вспять.

Вот короткое содержание этого мифа.

Некогда жил садовник по имени Шукаллитуда. Он был неплохим садовником, трудолюбивым и опытным, но все его усилия были напрасны. Он бережно поливал растения, но сад его засыхал. Гневные ветры беспрестанно покрывали его лицо «пылью гор». Невзирая на Первые защитные насаждения все его старания, растения гибли. Тогда он построил взгляд к небу, усеянному звездами, исследовал знамения и понял законы богов. Обретя таким макаром новейшую мудрость, наш садовник посадил у себя в саду дерево «сарбату» (установить, что же это все-таки за дерево, пока не удалось).. Его густая тень укрывала Первые защитные насаждения сад с восхода до заката. В итоге различные огородные культуры стали приносить Шукаллитуде непревзойденный сбор.

Но вот в один прекрасный момент богиня Инанна (шумерская Афродита), пройдя по небесам и по всей земле, утомилась и прилегла отдохнуть близ сада Шукаллитуды. Он увидел ее из собственного сада, а потом пользовался вялостью Первые защитные насаждения богини и ночкой завладел ею. Когда пришло утро, оскорбленная Инанна решила во что бы то ни стало выяснить, какой смертный посмел над нею надругаться. Для этого Инанна обрушила на шумеров три порухи: она превратила в кровь всю воду в источниках страны, так что пальмы и виноградники просачивались кровью, и Первые защитные насаждения наслала опустошительные вихри и бури. Что касается третьей порухи, то тут можно только строить догадки, так как надлежащие строчки текста очень повреждены.

Невзирая на настолько решительные меры, Инанне не удалось найти собственного оскорбителя. Всякий раз, когда страну поражала поруха, Шукаллитуда обращался за помощью к собственному папе, и тот рекомендовал Первые защитные насаждения ему смешаться с массой его «черноголовых» братьев[13]и держаться поблизости городов. Шукаллитуда следовал совету отца и всякий раз избегал кары богини.

Дальше текст повествует о том, как богиня Инанна, не сумев отомстить насильнику, с горечью решает отправиться в Эриду и просить совета и помощи у бога мудрости Первые защитные насаждения Энки в его храме. Тут миф обрывается, так как край таблички, как уже говорилось, отбит.

Я попробовал перевести главные и более понятные строчки этой поэмы, но желаю предупредить читателя, что это перевод ориентировочный:

Шукаллитуда . . . . .

Когда он заполнял водой борозды,

Когда он копал колодцы около гряд. . .,

Он спотыкался о корешки, они царапали его Первые защитные насаждения.

Гневные ветры со всем, что они несут,

Ветры с пылью гор секли ему лицо.

Его лицо . . и . . руки,

Ветры вздымали пыль, он не знал. . . .

(Тогда) он направил взгляд к землям внизу[14],

Он поглядел на звезды на востоке,

Он направил взгляд к землям наверху,

Он поглядел на звезды на Первые защитные насаждения западе.

Он увидел подходящие небесные знаки.

Созерцая их, он понял знамения,

Он вызнал, как использовать законы богов,

Он исследовал решения богов.

В собственном саду в 5, в 10 труднодоступных местах,

В каждом из этих мест, он посадил по дереву для защитной тени

Защитная тень этого дерева «сарбату» с густой листвой,

Тень Первые защитные насаждения, которую оно дает на заре,

В полдень и в сумерках, — никогда не исчезает.

В один прекрасный момент моя королева пересекла небо, пересекла землю,

Инанна пересекла небо, пересекла землю,

Пересекла Элам и Шубур,

Пересекла . . . .

Иеродула[15], окутанная вялостью, приблизилась (к саду) и прочно заснула.

Шукаллитуда увидел ее из угла собственного сада

Он Первые защитные насаждения завладел ею, он целовал ее,

Он возвратился в угол собственного сада.

Пришла заря, поднялось солнце.

Дама с страхом посмотрела на себя,

Инанна с страхом посмотрела на себя,

Тогда и дама из-за собственного лона, — какое зло она сотворила!

Инанна из-за собственного лона, — что все-таки она сотворила?

Все источники Первые защитные насаждения в стране она заполнила кровью,

Все рощи и сады в стране она напоила кровью.

Рабы пришли за дровами, а что пить — одну кровь?

Рабыни пришли по воду, а что взять — одну кровь?

«Я должна отыскать того, кто завладел мною, посреди (людей) всех стран», — произнесла Инанна.

Но того, кто завладел Первые защитные насаждения ею, она не отыскала,

Ибо парень вошел в дом собственного отца,

И произнес Шукаллитуда собственному папе:

«Отец, когда я заполнял водой борозды,

Когда я копал колодцы около гряд,

Я спотыкался о корешки, они царапали меня.

Гневные ветры со всем, что они несут,

Ветры с пылью гор секли мое лицо,

Мое Первые защитные насаждения лицо . . и . . руки,

Ветры несли пыль, я не знал. . . .

(Тогда) я направил взгляд к землям понизу,

Я поглядел на звезды на востоке,

Я направил взгляд к землям наверху,

Я поглядел на звезды на западе,

Я увидел подходящие небесные знаки,

Созерцая их, понял знамения,

Я вызнал, как Первые защитные насаждения использовать законы богов,

Исследовал решения богов.

В собственном саду, в 5, в 10 труднодоступных местах,

В каждом из этих мест, я посадил по дереву для защитной тени.

Защитная тень этого дерева „сарбату“ с густой листвой,

Тень, которую оно дает на заре,

В полдень и в сумерках, — никогда не исчезает.

В один Первые защитные насаждения прекрасный момент моя королева пересекла небо, пересекла землю,

Инанна пересекла небо, пересекла землю,

Пересекла Элам и Шубур,

Пересекла . . . .,

Иеродула, окутанная вялостью, приблизилась (к саду) и прочно заснула.

Я увидел ее из угла собственного сада,

Завладел ею, целовал ее,

И возвратился в угол собственного сада.

Пришла заря, поднялось солнце.

Дама с страхом Первые защитные насаждения посмотрела на себя,

Инанна с страхом посмотрела на себя.

Тогда и дама из-за собственного лона, — какое зло она сотворила!

Инанна из-за собственного лона, — что все-таки она сотворила?

Все источники в стране она заполнила кровью,

Все рощи и сады в стране она напоила кровью.

Рабы пришли Первые защитные насаждения за дровами, а что пить — одну кровь?

Рабыни пришли по воду, а что взять — одну кровь?

„Я должна отыскать того, кто завладел мною, посреди (людей) всех государств“, — произнесла Инанна».

Но того, кто завладел ею, она не отыскала,

Ибо отец ответил юноше,

Отец ответил Шукаллитуде:

«Сын, отчаливай к городкам твоих братьев,

Направь Первые защитные насаждения стопы свои к твоим братьям, черноголовому народу,

И дама (Инанна) не отыщет тебя посреди (людей) всех стран».

Он (Шукаллитуда) отправился к городкам собственных братьев,

Он направил стопы свои к своим братьям, к черноголовому народу.

И дама не отыскала его посреди (людей) всех государств.

Тогда дама из-за Первые защитные насаждения собственного лона, — какое зло она сотворила!

Инанна из-за собственного лона, — что все-таки она сотворила?….

(И дальше повествуется о 2-ой порухи, которую богиня наслала на Шумер).

Невзирая на то что главную роль в экономике Шумера игрались земледелие и скотоводство, умеренная мотыга, неразлучный спутник забрызганного грязюкой работника, воспользовалась у Первые защитные насаждения шумеров огромным почетом, ежели плуг, любимчик царей, придворных и богатых городских жителей, работавший всего четыре месяца в году. Во всяком случае таковой вывод можно сделать из текста в 198 строк, совершенно не так давно составленного из 39 табличек и фрагментов моим юным испанским сотрудником М. Сивилом. Сивил в течение пары лет работал со Первые защитные насаждения мной в Музее Пенсильванского института. Как видно из спора Мотыги и Плуга, первенство остается за Мотыгой. Создатели этого литературного произведения, посвященного технике старого Шумера, которое проходили в шумерских школах, безусловно отдают предпочтение мотыге.

Мотыга и плуг

1-ые успехи в труде

Земля Шумера была размещена приблизительно в границах южной части Первые защитные насаждения современного Ирака. Это плоская равнина наносного происхождения с очень горячим, засушливым климатом. Невозделываемые земли, обдуваемые ветрами, в большинстве собственном засушливы и бесплодны. По существу тут нет ни нужных ископаемых, ни камня, ни какого-нибудь древесного строительного материала, кроме зарослей огромного тростника на болотах. Это была «богом окаянная земля», казалось бы, обреченная Первые защитные насаждения на бедность и запустение. Но люди, населявшие эту страну и называвшиеся начиная с III тысячелетия до н. э. шумерами, были наделены способностью к созиданию и практическим складом разума. Они создали примечательные технические изобретения и умели напористо и упрямо трудиться, добиваясь ублажения всех собственных нужд. Невзирая на неблагоприятные Первые защитные насаждения природные условия, они превратили Шумер в настоящий «сад Эдема». С помощью сети оросительных каналов они направляли во время разлива рек Евфрата и Тигра их богатые илом воды на поля и сады, орошая и удобряя землю. За неимением камня, шумеры научились изготовлять из обожженной речной глины, припасы которой были неистощимы, серпы, горшки Первые защитные насаждения, тарелки и кувшины. Восполняя недочет дерева, они начали сооружать хижины и загоны для скота из высушенного болотного тростника, связывая его в вязанки либо сплетая из него циновки, которые потом скреплялись глиной. Позже шумеры изобрели форму для выработки кирпича и совсем разрешили делему строительного материала. Они изобрели гончарный Первые защитные насаждения круг, колесо повозки, плуг-сеялку, парусную лодку, научились строить арки, сводчатые постройки и купола, изготовлять литье из меди и бронзы, освоили пайку металлов, резьбу по камню, гравировку и инкрустацию.

Уровень вещественной культуры и технических познаний старых шумеров, естественно, определяется на основании бессчетных предметов и орудий, отысканных при раскопках за последние Первые защитные насаждения 100 лет. Но много сведений можно почерпнуть и из шумерской художественной литературы, которая, как отмечалось в главе 1, состоит из легенд, эпических поэм, гимнов, надгробных плачей, «летописей» и назиданий. В текущее время нам известны полностью либо в большей собственной части 20 шумерских легенд, рассказывающих о сотворении и устройстве вселенной, о рождении богов Первые защитные насаждения, об их дурных и хороших деяниях, о сотворении человека, о потопе, ниспосланном в наказание людям, о тайнах погибели и подземного королевства. На данный момент восстановлено (полностью либо в большей части) девять шумерских эпических поэм, рассказывающих о 3-х героях — Энмеркаре, Лугальбанде и Гильгамеше, которые, возможно, жили сначала III тысячелетия до н Первые защитные насаждения. э.

Одним из более фаворитных видов литературного жанра в Шумере были гимны. В текущее время понятно много гимнов, посвященных богам, царям и храмам, и нужно считать, что это только маленькая часть гимнов, существовавших в старом Шумере. Есть некоторое количество надгробных плачей и историографических документов, в каких Первые защитные насаждения говорится о разрушении таких узнаваемых городов, как Ур, Ниппур, Агаде (Аккад). И, в конце концов, за последние десять-двенадцать лет совсем установлено, что у шумеров была большая и различная группа поучительных произведений: споры, назидания, сборники наставлений и пословиц, содержащие сотки афоризмов, поговорок, коротких изречений и даже нечто вроде басен Эзопа.

С Первые защитные насаждения первого взора может показаться, что из легенд, легенд и эпических поэм, являющихся плодом вымысла, также из гимнов богам, навряд ли получится почерпнуть много сведений. Но при опытном и правильном подходе можно получить много наинтереснейших фактов о ежедневной жизни шумеров и их практической деятельности.

Прекрасным примером этому может служить миф о Первые защитные насаждения Шукаллитуде, помещенный в предыдущей главе, который является единственным подтверждением того приметного факта, что шумеры воспользовались защитными древонасаждениями. Возьмем другой соответствующий пример — маленькую и необыкновенную мифологическую поэму, в какой рассказывается о том, как сделали покрывало для супружеской постели богини Инанны. Эта легенда шаг за шагом знакомит нас Первые защитные насаждения с техникой ткачества шумеров, которой они воспользовались около 4 тыщ годов назад. Большая часть поэмы представляет собой диалог меж Инанной и ее братом, богом солнца Уту:

«Сестра моя, я принесу для тебя надерганный (?) лен,

Инанна, я принесу для тебя надерганный (?) лен».

«Брат, когда ты принесешь мне надерганный (?) лен,

Кто расчешет его Первые защитные насаждения для меня, кто расчешет его для меня?

Этот лен, кто расчешет его для меня?»

«Сестра моя, я принесу для тебя его чесаным,

Инанна, я принесу для тебя его чесаным».

«Брат, когда ты принесешь его чесаным,

Кто ссучит его для меня, кто ссучит его для меня?

Этот лен, кто Первые защитные насаждения ссучит его для меня?»

«Сестра моя, я принесу для тебя его ссученным,

Инанна, я принесу для тебя его ссученным».

«Брат, когда ты принесешь его ссученным,

Кто спрядет его для меня, кто спрядет его для меня?

Этот лен, кто спрядет его для меня?»

«Сестра моя, я принесу для тебя его Первые защитные насаждения спряденным,

Инанна, я принесу для тебя его спряденным».

«Брат, когда ты принесёшь его спряденным,

Кто натянет его на базу для меня, кто натянет его на базу для меня?

Этот лен, кто натянет его на базу для меня?»

«Сестра моя, я принесу для тебя его натянутым на базу,

Инанна, я принесу Первые защитные насаждения для тебя его натянутым на основу».

«Брат, когда ты принесешь его натянутым на базу,

Кто соткет его для меня, кто соткет его для меня?

Этот лен, кто соткет его для меня?»

«Сестра, моя, я принесу для тебя его сотканным,

Инанна, я принесу для тебя его сотканным».

«Брат, когда ты Первые защитные насаждения принесешь мне этот сотканный лен,

Кто окрасит его для меня, кто окрасит его для меня?

Этот лен, кто окрасит его для меня?»

«Сестра моя, я принесу для тебя лен крашеным,

Инанна, я принесу для тебя лен крашеным».

«Брат, когда ты принесешь мне лен крашеным,

Кто поделит ложе со мной Первые защитные насаждения, кто поделит ложе со мной?»

«Он поделит ложе с тобой, он поделит ложе,

Твой супруг поделит ложе с тобой,

Ушумгальанна поделит ложе с тобой.

Кули-Энлиль поделит ложе с тобой.

Тот, кто был порожден плодоносящим чревом, поделит ложе с тобой,

Семя, царское семя, поделит ложе с тобой».

Существует маленький гимн богине Первые защитные насаждения Нинкаси, верховному божеству крепких напитков, в каком поэт тщательно обрисовывает несколько процессов, относящихся к изготовлению пива, включая варку разных видов сусла. В почти всех поэтических текстах шумеров можно отыскать много слов, фраз и отрывков, представляющих большой энтузиазм для исследования техники старого Двуречья.

Но литературный жанр, с большей Первые защитные насаждения полнотой раскрывающий разные стороны производства и техники у шумеров, также показывающий отношение к ним шумеров, — это жанр назиданий. Наилучшим примером тому может служить «Календарь земледельца» (см. гл. 11), содержание которого неоценимо, потому что он проливает свет на базы земледелия в старом Шумере. Не наименьшую значимость представляют собой так именуемые диспуты, которые воспользовались Первые защитные насаждения большой популярностью у шумерских преподавателей и создателей. Аргументы, выдвигаемые героями этих литературных споров, дают разные сведения о технике, которые нереально получить из других источников. Некие из этих диспутов проанализированы в главе 20 («Диспуты. 1-ые литературные споры»). Тут я привожу содержание спора меж Мотыгой и Плугом, из которого мы узнаем очень Первые защитные насаждения изумительную подробность — как высоко оценивали шумеры роль работников в экономике и технике вообщем и а именно в таких принципиальных областях, как ирригация, дренажные работы, сельское хозяйство, строительство, починка мостовых. Мы также узнаем из этого документа, что для работавших в поле строились особые «башни», где они могли отдохнуть после целого Первые защитные насаждения денька мучительного труда.

«Спор меж Мотыгой и Плугом» начинается не с обыденного мифологического вступления, а с описания Мотыги:

Вот смотри! Мотыга, Мотыга, носящая узел[16],

Мотыга (из) шелковицы, зубья которой из кизила,

Мотыга (из) тамариска, зубья которой из «морского» дерева,

Мотыга (с) 2-мя зубьями, (с) 4-мя зубьями,

Мотыга, отпрыск Первые защитные насаждения бедного человека, опора человека в лохмотьях,

Мотыга кидает вызов Плугу.

(И) в споре Мотыги с Плугом

Мотыга гласит Плугу.

Тут начинается 1-ый аргумент Мотыги, в каком она перечисляет собственный обязанности и достоинства, косвенным образом — утверждая, что Плуг неспособен выполнить ни одной из ее обязательств:

«Я приумножаю, (но) что Первые защитные насаждения приумножаешь ты?

Я расширяю, (но) что расширяешь ты?

Когда воды хлынут (через размытую плотину), ты не запружаешь ее,

Ты не наполняешь корзин илом,

Ты не наполняешь переметных сум глиной, ты не делаешь кирпич,

Ты не кладешь фундамент, ты не строишь домов,

Ты не укрепляешь (шатающихся) старенькых стенок,

Ты не прилаживаешь Первые защитные насаждения водосточных желобов на крышах достойных людей,

Плуг, ты не содержишь улицы в порядке,

Плуг, я приумножаю, (но) что приумножаешь ты?

Я расширяю, (но) что расширяешь ты?»

Дальше следует ответ Плуга, в каком он сначала ссылается на любовь и почтение, которыми он пользуется «наверху и внизу», посреди людей и Первые защитные насаждения животных.

Плуг гласит Мотыге:

«Я Плуг, изготовленный могучей рукою, собранный могучей рукою,

Я надзиратель Энлиля над полями,

Я верный земледелец населения земли.

Когда мой праздничек празднуют в поле в (месяце) Шунумун,

Правитель (сам) разрезает быков для меня, убивает несчетное огромное количество овец для меня,

Разливает пиво в сосуды

(Тут пропущены Первые защитные насаждения три строчки).

Правитель держит меня за ручку,

Запрягает моих быков в ярмо,

Вся знать идет рядом со мной,

Все страны любят меня,

Все люди с радостью взирают на меня,

Мое присутствие посреди борозд — украшение полей,

Перед колосьями, которые я выращиваю в полях,

Все животные Сумугана отрадно, низковато склоняются.

(Пропущено семь строк Первые защитные насаждения).

На горе зеленоватой и внушающей благоговение

Я наполняю для Энлиля силосные ямы и житницы,

Сгребаю для него в кучи эммер[17] и пшеницу.

(Пропущено девять строк).

Но ты, Мотыга, кто работает и копошится (?) в грязищи,

Мотыга, чья голова увязла (?) в поле,

Мотыга и форма для выработки кирпича, которые проводят (все Первые защитные насаждения свои деньки) не очищенными от грязищи,

Колодцекопатель, ямокопатель,

Та, негожа для королевской руки,

Чья ручка применима только для руки раба,

Ты осмеливаешься кидать горьковатые оскорбления мне,

Осмеливаешься ассоциировать меня с собой!

Убирайся отсюда в поле, я (довольно) насмотрелся на тебя».

Дальше следует ответ Мотыги, который занимает более половины Первые защитные насаждения текста (строчки 66-187). Мотыга тщательно перечисляет свои обязанности, которые она делает на благо населению земли в таких актуально принципиальных отраслях хозяйства, как ирригация, строительство оград, подготовка к пахоте, градостроение, строительство хлевов и овчарен, садоводство. Мы приводим только более понятные строчки из этого отрывка.

Мотыга гласит Плугу:

«Плуг!.. (тут одна неразборчивая строчка Первые защитные насаждения),

В месте (жительства) Энлиля я превосхожу тебя,

В доме Энлиля я иду впереди тебя,

Я рою рвы, рою каналы,

Заполняю водой луга,

Когда вода заливает поля сладкого тростника,

Мои мелкие (заполненные глиной) корзины чинят (?) размытые места (?),

Когда я пробиваю бреши в реке, бреши в каналах,

Заставляю воду течь Первые защитные насаждения в сторону поднявшейся Большой Реки (Евфрата),

Осушаю болота,

Я, Мотыга, возвожу ограды,

(Для того, чтоб) ни южный ветер, ни северный, не могли их разрушить.

(Непотревоженный), птицелов собирает яичка,

Рыбак ловит рыбу,

Люди ставят силки для птиц,

Таким макаром мое достояние заполняет страну.

После того как я удалю воду с лугов Первые защитные насаждения,

После того как я осушу землю,

Я иду впереди тебя, Плуг, на поле,

Разрыхляю тебе открытые поля,

Выравниваю (?) тебе борозды рвов,

Убираю перед тобой комья и корешки с поля.

Приготовляю (?) поле для (твоей) работы,

Ты, у кого 6 быков, у кого четыре работников, ты сам только одиннадцатый….

(Пропущено пятнадцать строк).

Мое Первые защитные насаждения рабочее (?) время двенадцать месяцев,

А ты работаешь (только) четыре месяца

И исчезаешь на восемь месяцев,

Как следует, ты отсутствуешь вдвое подольше, чем работаешь….

(Пропущено 10 строк).

Я всегда с королевскими слугами,

Я строю дома царям,

Увеличиваю стойла, расширяю загоны для овец,

Наполняю переметные сумы глиной, делаю кирпичи,

Закладываю фундаменты Первые защитные насаждения, строю дома,

Укрепляю (шатающиеся) старенькые стенки,

Делаю желоба на крышах достойных людей,

Я, Мотыга, содержу в порядке улицы,

Огораживаю городка, строю их стенки,

Я строю прекрасные храмы величавым богам,

Соразмеряю кропотливо красноватую глину (и) зеленоватую глину с (обыкновенной) глиной,

Я строю (огромное количество) городов с дворцами.

(Пропущено двенадцать строк).

Я разбиваю Первые защитные насаждения королевские сады;

После того как я обнесу забором сады, огорожу их и разрыхлю землю,

Люди снова берут меня, Мотыгу.

После того как я вырою им колодцы, сделаю столбы,

(И) построю водяные колеса, я чиню борозды-рвы,

Наполняю борозды-рвы водой

(Для того чтоб) яблони цвели, дали (свои) плоды Первые защитные насаждения.

Их плоды относят в храм богов, как подобает,

(А позже) я передаю их садовнику и (его) семье.

У реки, Плуг, я выравниваю берега, чиню тропинки,

Строю башни на ее берегу…

Человек, который проводит (свои) деньки на полях,

Работник, который проводит ночи на полях,

Подымается на эти башни,

Чтоб отдохнуть там, как Первые защитные насаждения в (отлично) построенном городе».

Дальше текст, в каком осталось еще 40 строк, непонятен. Но в конце текста мы лицезреем, что Энлиль благословляет Мотыгу. Самые последние строчки читаются так:

В споре меж Мотыгой и Плугом

Одолевает Мотыга.

Перейдем сейчас из области чисто вещественной в духовную сферу — от техники к философии.

Все есть Первые защитные насаждения основания считать, что у шумеров III тысячелетия до н. э. сложился ряд метафизических и теологических понятий, которые, хотя они не были верно сформулированы, с течением времени в большей либо наименьшей степени распространились на всем Ближнем Востоке и оставили приметный след даже в религии старых евреев и, потом, христиан.

Более Первые защитные насаждения значительные из этих представлений освещены в главе 14, где также рассматривается ряд очень расплывчато сформулированных и непонятно выраженных практических и логических выводов, которые вытекают из этих представлений. В этой же главе подымается вопрос о том, в какой мере философские рассуждения и умозаключения шумеров были оторваны от реальности и Первые защитные насаждения связаны с эпосом и легендами, хотя в этих последних фантазия и воображение превалируют над логикой и разумом.

Натурфилософия


pervij-prizhok-s-parashyutom-ili-balnie-tanci-uvlecheniya-sobstvennika-i-korporativnie-tradicii.html
pervij-process-moskovskij-oblastnoj-sud-dina-kaminskaya.html
pervij-rasskaz-znaharya-6-glava.html