Первые уроки прабабушки-колдуньи

Владимир Николаевич Ларин

Мир российского знахаря - 1-ые уроки

«Невский проспект»; СПб; 2003

ISBN 5-94371-231-3

Инструкция

Как обрести ассистента посреди лесных духов? Как попасть в зеленоватый мир и услышать хохот деревьев? Кто такие современные друиды? Что такое одержимость, оккультные силы, святой камень, трещинка меж мирами?.. В этой книжке в первый раз так много и тщательно показан мир Первые уроки прабабушки-колдуньи современного знахаря, оккультиста и магия. Поточнее, самые 1-ые годы его обучения.

Владимир Ларин — не псевдоним, это имя принадлежит известному проф доктору, доктору и колдуну, руководителю школы парапсихологии и оккультных наук «Звездный странник», имеющейся уже более пятнадцати лет. Данная книжка — 1-ая ступень обучения знахарству и магии.

От редакции

Наверняка, все слышали Первые уроки прабабушки-колдуньи либо читали нашумевшую историю о Гарри Поттере и школе колдунов. Эта история, пожалуй, поинтереснее. Уже тем, что она полностью реальна, какой бы умопомрачительной на 1-ый взор ни смотрелась. Ее главные действующие лица — бывшая фрейлина императрицы, «колдунья» и знахарка Анна Георгиевна Бибикова и пытливый мальчуган, ее правнук, который с Первые уроки прабабушки-колдуньи пятилетнего возраста попал к ней в ученики. 100 семнадцать лет прожила на свете, не ведая хвори, эта умопомрачительная дама, умеющая просто и доступно разъяснять загадочные науки.

Сейчас ее правнук, Владимир Николаевич Ларин (Лан-Па), — проф доктор, доктор и колдун, управляющий школы парапсихологии и оккультных наук "Звездный странник". Без гулкой рекламы Первые уроки прабабушки-колдуньи эта школа существует уже больше пятнадцати лет и дает поэтапное образование в области оккультизма и магии.

Учеба у шаманов, знахарей, деревенских и городских чернокнижников… Владимир Николаевич много путешествовал по стране и за рубежом. Не миновали его и томные тесты судьбы. Он чудом выжил, оказавшись во время боевой операции во Первые уроки прабабушки-колдуньи Вьетнаме, где пролежал длительное время в пустыне со сломанным позвоночником. Местные монахи подобрали, выходили его и научили своим способам исцеления.

Около семнадцати лет провел этот человек на Востоке — во Вьетнаме, в Тибете, постигая мудрость старой земли. Прошел ритуал посвящения в сан Верховного жреца монастыря Лама-Юр и получил храмовое Первые уроки прабабушки-колдуньи имя Лан-Па (Блистающий, Несущий свет). Эта книжка, 1-ая из серии волшебных книжек Владимира Лан-Па, доступно и интересно ведает об учебе начинающего колдуна.

1-ые уроки прабабушки-колдуньи

— Не трогай слезинку, миленький, — размеренный, хороший глас бабушки останавливает мою руку, зажавшую стебелек ромашки. — Она еще не все взяла от земли Первые уроки прабабушки-колдуньи.

Бабушка посиживает на земле, поджав под себя ноги, она вылечивает соседку, тетю Веру. Тетя Вера не может ходить, у нее паралич. Она лежит на земле, а бабушкины пальцы, ох уж эти пальцы — тонкие живы, — пробегают по спине, что-то давят, мнут, раскладывают лепестки растений, камни.

Бабушку Аню именуют ведьмой. Почему? Ведь в Первые уроки прабабушки-колдуньи книгах, которые она мне читает, ведьмы злые, а бабушка хорошая. У нее всегда люди со своими заботами, неуввязками, болью. Я играю рядом. Бабушка занята. Мне кажется, что каждый ее палец живет своей жизнью. Она не глядит в мою сторону, но, кажется, все лицезреет. Вот и на данный Первые уроки прабабушки-колдуньи момент:

— Не трогай слезинку, миленький.

— Почему слезинку, ба?

И течет притча…

Жила на свете фея. Там, где она появлялась, оживала природа, деревья поднимали засохшие ветки, расцветали изумительные цветочки. Люди и животные приходили к ней за исцелением. Она никому не отказывала, молвят, даже мертвых могла воскресить.

Полюбила фея юного пастуха. Прилетит Первые уроки прабабушки-колдуньи, бывало, на луг, где он пасет стадо, скроется в кроне дерева и слушает, как он играет на дудочке.

Глас бабушки, тихий и ровненький, завораживает, принуждает заслушаться, вроде бы покачивает и баюкает…

— Нет. — В сознание врывается глас Учителя.

Я вздрагиваю. Рука, уже готовая положить снадобье, порошок из шкуры змеи, останавливается Первые уроки прабабушки-колдуньи.

Нет, это холод, погибель.

Учитель, но я делаю все по прописи.

Ты работаешь без сердца, твое сердечко далековато, ты грезишь. А пропись мертва.

Сухая рука комкает лист с старыми письменами, над которыми я корплю уже 6 недель, и кидает в жаровню. Листок здесь же вспыхивает синим пламенем.

Учитель Первые уроки прабабушки-колдуньи, но…

Иди к для себя, вспоминай. Сейчас ты не можешь работать.

Спорить никчемно, я ухожу. Сероватые стенки кельи. Туман за узеньким окошком. Сожженный лист манускрипта тысячелетней давности. Глас бабушки, руки Учителя… Все перемешалось в сознании, голова раскалывается. Я сжимаю руками виски, ложусь на жесткую древесную кровать и продолжаю грезить.

Много позднее Первые уроки прабабушки-колдуньи я спросил Учителя, для чего он уничтожил старенькую пропись. Он улыбнулся (умопомрачительная ухмылка у Учителя: не дрогнет ни один мускул на лице, но все лицо вроде бы озаряется изнутри, и мягкое голубое сияние обхватывает голову):

— Лист, всего только лист, хоть и старенькый. А пропись — всего только знаки Первые уроки прабабушки-колдуньи, ведь ты их тогда не сообразил. На древнем рождается новое, и твой новый состав много лучше. Нельзя жить чужими идеями, нельзя гласить чужими словами, нельзя делать чужими руками.

Можно только взять общую идею, осмыслить и выполнить так, как можешь только ты.

Я продолжаю грезить. Что все-таки там было? Ах, да, бабушкина Первые уроки прабабушки-колдуньи притча…

…Слушает фея звуки дудочки, и стихает ветерок, замолкают деревья и травки. Даже само солнце замедляет собственный бег. Никто не желает потревожить лесную фею. А угонит пастух свое стадо, выйдет она из листвы дерева, проведет руками над примятой травкой, и подымется любая травинка, каждый цветок распустит свои Первые уроки прабабушки-колдуньи лепестки и приготовится ко сну, чтоб с утренней росой получить благословение Божье — новейшую жизнь.

Как ты, бабушка?

Да, миленький, совершенно как я.

Бабушкины руки делают странноватые пассы в воздухе над лежащей дамой, а я, как будто завороженный, смотрю, как под ее руками розовеет кожа, волнами пробегает дрожь по телу нездоровой.

Ой Первые уроки прабабушки-колдуньи, ба, твои пальцы сияют!

Поиграй, миленький. — Бабушкины губки улыбаются, но глаза остаются сосредоточенными, и кажется, что каждый предмет, каждого человека она лицезреет насквозь.

Я замолкаю, обширно раскрытыми очами следя за происходящим. Воздух под руками начинает искриться. Становится видимым, как в жару над асфальтом. Из пальцев бабушки растягиваются тонкие Первые уроки прабабушки-колдуньи лучи, переплетающиеся при движении рук в замудренную сетку. Руки останавливаются. Бабушка щелкает пальцами, дама вскрикивает.

Подожди, милая.

Бабушка берет баночку и обтирает тело соседки росяной водой.

Ну, а сейчас вставай!

Анна Георгиевна, да что вы!

Вставай, вставай! Ишь, разлеглась, совершенно обленилась, пока болела.

Бабушка улыбается, шлепает тетю Веру по раскрасневшейся Первые уроки прабабушки-колдуньи спине.

Тетя Вера со своим супругом — дядей Сережей и отпрыском, моим одногодкой пятилетним Сашкой, в этом году приобрели дачу неподалеку от нашей. Два года вспять соседка попала под машину и с того времени не прогуливается. Бабушка взялась ее вылечивать, и уже неделю она живет у нас. Дама Первые уроки прабабушки-колдуньи опирается на руки, пытаясь подняться.

Ой, ноги шевелятся!

Тетя Вера начинает рыдать.

Вставай, кому говорю!

Бабушка помогает ей подняться на ноги.

— Иди!

Анна Георгиевна, жутко.

Иди!

Дама пробует идти, держась за бабушкину руку. Ноги еще плохо слушаются, но с каждым шагом походка становится все более уверенно и тверже. Пройдя круг Первые уроки прабабушки-колдуньи по поляне, соседка садится на землю и снова начинает рыдать.

Ба, а почему она рыдает?

Радуется, миленький, — добрые руки гладят мою голову, — радуется и рыдает.

Я ничего не понимаю, но молчу.

— Ну, хватит, пойдем домой.

Бабушка помогает тете Вере подняться. Та хватает ее руки и начинает целовать. Она Первые уроки прабабушки-колдуньи звучно плачет. Ох уж эти взрослые! Все у их не как у людей.

— Пойдем, пойдем.

Они идут к дому. Я семеню рядом.

Как же притча, бабушка?

Позже, миленький, вечерком.

И я жду вечера. Я знаю, что, когда лягу спать, бабушка сядет рядом, положит руку мне на голову и, мягко Первые уроки прабабушки-колдуньи поглаживая волосы, продолжит начатую сказку.

Сказки, бабушкины сказки… Кажется, нет таковой травинки, такового камешка, такового облачка, о котором она не знала бы сказки. Ведьма. Только на данный момент я понимаю, что это означает. Сейчас впервой бабушка позволила мне поглядеть, как она работает с нездоровыми. Фактически, не позволила, а Первые уроки прабабушки-колдуньи просто не отослала погулять. Я лежу в кровати, чувствую теплую руку на голове, слушаю сказку.

…Как-то вышла лесная фея к пастуху. Увидел он ее и полюбил без памяти. Стали они встречаться каждый денек, и наделила фея пастуха даром целительства. Раскрыла ему потаенны травок и цветов, деревьев и мира камня.

Бабушка Первые уроки прабабушки-колдуньи, а почему фея не ушла к людям?

Не может лесной дух жить с людьми, ему простор нужен. Ну, ты слушай.

…Начал пастух вылечивать людей. И брал за это огромные средства. Не стал стадо пасти, разбогател. Все пореже и пореже приходит на лесную полянку, где ожидает его фея. А позже Первые уроки прабабушки-колдуньи и вообщем закончил приходить.

Посиживает фея в кроне дерева, ожидает собственного пастуха. Текут слезы из ее глаз, чем больше текут, тем меньше она становится. Так вся слезами и изошла. А где эти слезы падали, там выросли ромашки. Стоят они, тянут к солнышку руки-стебельки, роняют лепестки-слезинки: любит Первые уроки прабабушки-колдуньи — не любит, придет — не придет. Ощущают слезинки человеческую боль и помогают каждому, кто с незапятанной душой просит о помощи.

А пастух, бабушка? — спрашиваю я через сон.

Не знаю, миленький. Молвят, уехал он в дальние страны ну и пропал там. Ну, спи.

Я засыпаю.

Сероватые монастырские будни. Учение. Работа Первые уроки прабабушки-колдуньи. Службы. Долгие беседы с Учителем, чужой язык. Ночные часы в библиотеке. Для чего я тут? В каких мирах, в каком времени это все началось? Куда ведет избранный путь?

Для меня все началось в то время, когда егозливый пятилетний мальчик начинал узнавать потаенны жизни, секреты народной мудрости, пытаясь понять их своим беспокойным Первые уроки прабабушки-колдуньи мозгом из сказок, объяснений и действий собственной прабабушки Анны Георгиевны Бибиковой. По одной ей известной причине остановившей собственный выбор на беловолосом любопытном правнуке, значительно надоедавшем взрослым своими «зачем» да «почему» и совавшем нос в всякую щель, другими словами на мне.

Моя прабабушка Анна Георгиевна Бибикова происходила из древнего дворянского рода Первые уроки прабабушки-колдуньи. Получила красивое образование и побывала в различных странах и еще при королевском дворе числилась человеком необыкновенным — ведьмой. Сама она о прошедшем говорить не обожала, все отмахивалась: издавна, дескать, это было, так нечего и вспоминать, прошедшего все равно не воротишь, — но секретами народной мудрости делилась охотно и так просто Первые уроки прабабушки-колдуньи и понятно, что даже разум пятилетнего мальчишки просто схватывал и осознавал все произнесенное.

Бабушка Аня… Ясные глаза, не понимающие, что такое очки. Легкая походка, ровная спина, гладкая кожа. Только легкая сеть морщинок под очами. Таковой она осталась в моей памяти. Тяжело поверить, что перед вами стоит дама, которой далековато Первые уроки прабабушки-колдуньи за девяносто. В ее памяти сохранились коридоры Зимнего, дворцовые балы, революция, Штатская и Российская войны, пережитая в Ленинграде блокада.

Прабабушка — одна из немногих людей, смогших сохранить, собрать и передать секреты российской народной медицины, философии, религии, оккультных и эзотерических познаний, берущих свое начало из языческих времен. А может, и много ранее Первые уроки прабабушки-колдуньи.

Российская мудрость, дошедшая до нас из стародавних времен, на данный момент ты, как бедная Золушка, издавна померкла, запылилась на фоне восточных учений и методик исцеления, заполняющих полки книжных магазинов. Непременно, увлекательных, менторских, так как мудрость — всегда мудрость, какой бы она ни была — восточной либо западной, российской либо турецкой, но Первые уроки прабабушки-колдуньи нередко чуждых российской душе, выросшей на неоглядных просторах собственной родины, а не в тесноватых ущельях Гималаев.

О неких доступных способах избавления от телесных и духовных недугов, основанных на старорусских техниках, я желаю поведать в этой книжке.


pervij-period-ot-rozhdeniya-do-7-let.html
pervij-period-tvorchestva-fantazii-v-manere-kallo-esteticheskie-idei-gofmana.html
pervij-pochtovij-blagotvoritelnij-bal-direktor-territorialnogo-centra-socialnogo-obsluzhivaniya-n-18-na-yugo-vostoke.html