Первые шаги по приручению

Если б вам пришло в голову зарисовать линию движения нашей прогулки с Джулиусом и Стэнли, то вы бы начертили длинноватые полосы, проходящие в главном по тротуару. Одна из их — это мой путь: я брел, засунув руки в кармашки, обдумывая еще одну статью либо книжку, которую в эти деньки писал Первые шаги по приручению. 2-ая — путь Джулиуса — ровная с ответвлениями: он временами отвлекался, чтоб обнюхать какой-либо куст либо другой, настолько же заманчивый объект. На полосы Стэнли видны часто повторяющиеся зубцы. Это он каждый раз с экстазом мчался за мячом, который я ему кидал, но в остальное время тоже придерживался тротуара.

Линия движения Девона напоминала схему Первые шаги по приручению какой-либо сложной игры Государственной футбольной лиги, с бессчетными кругами и стрелками, направленными в самые различные стороны. Поначалу он бежал передо мной, но недолго, позже обегал меня пару раз и куда-нибудь устремлялся. Все подъездные дорожки и все тропинки он был должен исследовать, проверить каждый кустик, будто бы Первые шаги по приручению в поисках отбившейся от стада овцы. Он не мог идти тихо рядом со мной — то удирал, то ворачивался большенными прыжками. Поначалу я всегда орал ему: «ко мне!», «жди!». Но скоро я сообразил, что в сути он меня «пасет», ни на минутку не выпуская из виду. Он никогда не Первые шаги по приручению удирал очень далековато, но никогда и не останавливался, всегда куда-то мчался, тяжело дыша, точно кто-то его гнал.

Смесь маниакальной устремленности и паники читалась во взоре Девона, такие белоснежные от кошмара глаза можно узреть в кинофильме у лошадки, наткнувшейся вдруг на гремучую змею.

В моей наспех вырабатываемой стратегии Первые шаги по приручению (ее цель — установить меж нами связь, которая позволила бы мне приступить к истинной дрессировке) определенная роль отводилась и щетке. Я кое-где прочитал, что бордер-колли обожают, когда их расчесывают.

В один прекрасный момент днем, пока лабрадоры, комфортно устроившись во дворе, услаждались собственной сдобренной арахисовым маслом жвачкой, мы с Первые шаги по приручению Девоном направились в примыкающий парк. Отыскали лавку в скрытом уголке — ни деток, ни других собак, ничего, что бы нас отвлекало. Я предложил Девону печенье, но он отказался. Тогда я сел на лавку, достал из кармашка щетку с металлическими зубьями и пристально его осмотрел. Позже наклонился и стал водить Первые шаги по приручению щеткой по его спине, по ляжкам, по груди. Казалось, он практически расслабился. Хвост его медлительно задвигался. В первый раз мне послышалось что-то схожее на вздох ублажения. Девону понравилось моя забота о нем.

Я получил подтверждение, что мой пес совсем не дикое существо, напротив, в этом клубке нервишек и неистощимой Первые шаги по приручению энергии таится нежная теплая душа. Уже через пару дней он, после расчесывания, положил мне лапы на плечи, вроде бы обнял меня. Я в ответ обнял его: «Все отлично, приятель». И повторял это опять и опять, в надежде, что повторение принудит его поверить мне. «Все сейчас отлично!»

Скоро уже можно было Первые шаги по приручению сказать: «Девон, пошли расчесываться». Он кидал взор на щетку и устремлялся к задней двери, отлично понимая, куда мы собрались идти.

По пути в парк — я направил на это внимание — он сейчас не кружил, не носился, никого не «пас», а шел рядом со мной. Было видно, как он собой Первые шаги по приручению доволен, может быть поэтому, что отыскал, в конце концов, метод подобраться к владельцу.

В такие моменты я явственно чувствовал, как в нас пробивались 1-ые ростки привязанности друг к другу. Девон ощущал мою заботу и ценил ее. Я же, который имел бы пятнадцать малышей, если б позволяло здоровье (и если б женился Первые шаги по приручению на богатой наследнице), обожал о ком-нибудь хлопотать.

Джулиус и Стэнли сейчас по большей части хлопотали о для себя сами. С ними уже не требовалось повсевременно заниматься. А Девон нуждался во мне, и я был готов приложить все силы, чтобы вынуть его из мрака, в который он угодил.

Но Первые шаги по приручению не мог же я целыми деньками поглаживать его щеткой. На очереди был последующий шаг кампании за его доверие. Я начал хвалить Девона практически за все: вот он прошел рядом со мной хоть 10 шагов; съел свою порцию и не полез в миски лабрадоров; подошел сходу, услышав мой Первые шаги по приручению клич; в конце концов, просто тихо посиживал. «Хорошая собака, Девон, отменная собака!» — звучало как заклинание.

Как бы и нет нужды повторять одно и то же 100 раз таковой умной собаке, но два денька непрерывных похвал сотворили волшебство. Его уши приподнялись, грудь распрямилась, еще не так давно таковой сгорбленный и ничтожный он Первые шаги по приручению вдруг вроде бы подрос, сейчас кончик его лохматого хвоста смотрел ввысь.

Щетка тоже сделала свое дело — темная шерсть Девона так и лоснилась. В очах заблестели 1-ые озорные искорки. Смотрелся он потрясающе. Это была просто замечательная собака. Меня нисколечко не поражало, что сейчас, когда мы гуляли, из проезжавших мимо нас машин стали Первые шаги по приручению высовываться люди, чтоб полюбоваться Девоном, как ранее лабрадорами.

Он, наверняка, никогда не получал того, что Джулиус и Стэнли воспринимали как подабающее, а конкретно — внимания, признания плюсов и дружественного общения. Может быть, нам удалось сделать 1-ый шаг к обоюдному доверию.

* * *

Больше всего на свете бордер-колли терпеть не Первые шаги по приручению могут принужденное бездельничание. Им необходимо бегать, рыть ямы, пробовать на зуб что ни попадя, все созидать и все знать. Они умны, но если их ничем не занимать, изобретают для себя никак не безопасные утехи. Девон уже научился открывать практически все шкафы и двери, мог вырыть огромную яму всего за Первые шаги по приручению пару минут. Если он не находил для себя дела по вкусу, то начинал волноваться и раздражаться, а прямо за ним в такое же состояние впадала и моя супруга.

В нем были очень сильны инстинкты охотничьей и пастушьей собаки, унаследованные от Старины Хемпа. Когда по улице мимо нас проезжал грузовик либо Первые шаги по приручению другой грохочущий автомобиль, Девон кидался вослед, чуть не вырывая поводок из моей руки, и тащил меня за собой, практически полузадушенный ошейником. Конкретно большие и гулкие машины в особенности его завлекали; мусоровозы, к примеру, были совсем неодолимым соблазном.

Дрессировать и сразу понемногу завоевывать доверие Девона оказалось для меня очень интересным занятием Первые шаги по приручению. Он жаждал работы. Но какая могла быть тут в пригороде работа для пастушьей собаки? Не мог же я позволить ему гоняться за всем, что заинтересовало.

Каждый раз, как он рвался прямо за машиной, я звучно орал и кидал на тротуар совок (Ральф произнес мне, что собаки терпеть не Первые шаги по приручению могут звук, издаваемый металлическими предметами), стараясь произвести как можно больше шума. Спектакль именовался «Я — медведь!». Нечто схожее следует сделать с каждой собакой хотя бы один раз в жизни; есть, вобщем, и такие, которым 1-го раза не достаточно. Голосом и всем своим видом я давал Девону осознать, что посильнее его, что Первые шаги по приручению на свете есть вещи важнее его пастушьего инстинкта.

Раз либо два мне пришлось его даже ударить. Это был один из числа тех случаев, когда в борьбе с собакой нельзя проиграть. Я не бью собак, но с Девоном, принужденный преодолевать его нежелание со мной считаться, вправду вел отчаянную борьбу Первые шаги по приручению. Другим поводом к войне была необходимость достигнуть повиновения. От этого зависела его жизнь, также возможность остаться с нами, войти в нашу семью.

По многим спорным пт компромисс был достижим, но только не в том, что касалось его привычки гоняться на улице за машинами. Проиграв, я был бы обязан Первые шаги по приручению позвонить Дин и возвратить ей собаку либо же отыскать через веб какого-либо обладателя ранчо с отарой овец, нуждающегося в овчарке.

Ну и вообщем нам следовало стремиться к взаимопониманию. Мы могли стать большенными друзьями (он даже мог бы представить, что я его совсем избалую), но наша дружба никак Первые шаги по приручению не подразумевала равенства. Как родитель времен бэби-бума, да еще из города, для обитателей которого животрепещущ девиз «все наилучшее — детям», я довольно нагляделся на людей, не умеющих сказать «нет» своим деткам и своим собакам.

В базе правильных отношений с хоть какой собакой лежит выстроенная схема преобладания. Они стайные животные. Вы Первые шаги по приручению должны посодействовать собственной собаке найти ее место в иерархии семьи, нельзя допустить, чтоб она стала номером первым. Не сумев утвердить свое первенство, вы никак не облегчите жизнь собаке, а только запутаете ее, разочаруете и превратите в неуправляемое существо.

Возраст Девона, а ему было уже два года, очень затруднял мою задачку Первые шаги по приручению. Для бордер-колли, как и предупредила меня Дин, это пора юношества, самый пик; в наилучшем случае — период испытаний и борьбы. Как необходимо себя вести — этому учат щенков. Девона даже оскопили поздно, всего за несколько недель до того, как Дин выслала его на восток. Что все-таки до Первые шаги по приручению обучения, то, видимо, оно сводилось к оттачиванию тех инстинктов, которые я сейчас пробовал взять под контроль.

У меня были опаски, что Джулиуса и Стэнли эти мои гулкие схватки с Девоном совершенно собьют с толку и запугают. С лабрадорами ничего подобного не вышло, хотя сейчас они не всегда могли осознать Первые шаги по приручению, сержусь ли я, расстраиваюсь из-за Девона либо из-за их собственного поведения, которое, вообщем говоря, было идеальным. Вприбавок они чувствовали мое внутреннее напряжение. Когда я орал и кидал вослед Девону его серьезный ошейник (очередной «металлический» звук!), лабрадоры припадали к земле, прижав уши и постукивая хвостами, не зная, как Первые шаги по приручению реагировать. Они нервничали: очень много клика, очень много шума…

К счастью, мы отыскали, пусть не совершенно обыденное, но смышленое решение таковой препядствия, как необходимость работы для Девона.

Парк, куда мы отчаливали со щеткой для утреннего туалета, был обнесен оградой, а к ней примыкала улица с не много насыщенным движением. Мы Первые шаги по приручению занимали позицию метрах в 100 от ограды и ожидали. Заслышав звук приближающейся машины, Девон прижимался к земле в соответствующей позе овчарки, и устремлял на меня взор — ожидал сигнала. Не знаю, какая команда поднимала в свое время Старину Кепа, а я, как машина показывалась, орал: «Хватай ее, Дев!» Принципиально было вложить в Первые шаги по приручению маленькую команду весь собственный пыл, по другому Девон мог и не ощутить, что он вправду нужен. Он стрелой летел к ограде, позже мчался повдоль ее наперегонки с машиной.

Высочайшая железная ограда тянулась параллельно улице метров на 100. Девон, громко лая, добегал до ее конца и, описав огромную дугу Первые шаги по приручению, ворачивался ко мне. Ничто не могло удержать либо отвлечь его на этом пути. Он не вожделел останавливаться, хотя под конец бежал уже из последних сил, высунув язык.

После хорошего 10-ка таких пробежек шерсть вокруг его пасти была облеплена слюной, а грудь тяжело вздымалась. Но он прямо-таки улыбался удовлетворенно и успокоено Первые шаги по приручению, вроде бы впадая в собственного рода транс. И даже подремывал позже в нашем внутреннем дворике на вешнем солнышке, как это делали лабрадоры.

Водители машин, городские рабочие, малыши, обладатели других собак подходили посмотреть на него. Время от времени по вечерам около нас собиралась целая стайка ребятишек «поглядеть на собаку, которая Первые шаги по приручению так стремительно бегает». Какой-то из них предложил для него даже новейшую кличку — «Быстрый» — а для проверки его достижений принес секундомер.

Джулиус и Стэнли с наслаждением нас аккомпанировали. По пути все они обнюхивали, воспользовались случаем лизнуть подвернувшихся детей, получали в ответ дружественные похлопывания и объятия, а позже Первые шаги по приручению дремали, растянувшись на травке, и клонившееся к закату солнце грело их белоснежные спины. Стэнли не лицезрел повода куда-нибудь кидаться, если туда не летел мяч. Джулиус вообщем никогда не находил для этого достойного повода.

Но Девон сходу оценил наше новое занятие и полюбил его, как обожал всякую работу. Оставаясь Первые шаги по приручению снутри ограды, он мог полностью удовлетворять свои пастушьи инстинкты, не подвергая угрозы никого, в том числе и себя. Я же получил возможность еще раз убедиться, как он умен.

Пес мгновенно сообразил, что гоняться за собственной «добычей» он может тут, в парке, и нигде больше. А раз так — нигде больше Первые шаги по приручению он уже и не пробовал.

Эта «работа» ознаменовала прорыв в наших отношениях. Она крепила уже возникшую меж нами связь тем, что Девон реагировал на мои, хоть и неискусные, но оказавшиеся полностью действенными сигналы. Она давала выход его большой, потенциально взрывной энергии. Было придумано нечто новое — «работа» для пастушьей собаки Первые шаги по приручению в городских критериях. Естественно, это не для обложек журналов, посвященных бордер-колли, не для канала Дискавери. Но главное — это срабатывало.

Обладатели питомников бордер-колли повсевременно сетуют на чрезмерное одомашнивание этих собак, вытравливающее рабочие свойства, за которые их всегда ценили. Мне не хотелось быть в этом повинным; я стремился отыскать Первые шаги по приручению для таковой собаки целый ряд дел, способных без всяких овец удовлетворять ее инстинкты.

Правда, для этого требовалось много времени и сил, а вот их как раз могло не хватить. Девон пробыл у нас всего одну неделю, а я уже был совсем измотан, — гулять приходилось вчетверо больше и в темпе Первые шаги по приручению, впятеро более резвом, чем до его возникновения. Установившееся меж моей работой, моими лабрадорами и всем моим бытом равновесие было нарушено. Мне бы следовало уделять внимание дрессировке Девона, я на самом деле к ней к тому же не приступал. Вообщем у меня не было убежденности, что эта собака конкретно для нас, что она Первые шаги по приручению будет счастлива тут, в конце концов, что сам я соответствую стоящей передо мной задачке.

Два прожитых года превратили Девона в лузера с издерганными нервишками. Сколько времени будет нужно ему на восстановление? Ну и может быть ли оно?

Настало время отчаливать в горы, в мою хижину, где Первые шаги по приручению собаки и впрямь сумеют пожить на свободе: Джулиус получит шанс подняться на новейшую ступень в собственном собачьем дзен-созерцании, Стэнли в безудержном веселье станет кидаться за мячом в озеро либо в ручей. Там мы, все четыре, насладимся жизнью в собственной мужской компании.

Перед далекой дорогой я отправился с Девоном на собственном старом Первые шаги по приручению внедорожнике в ближний торговый центр за продуктами: следовало приобрести хлеба, молока и сэндвичей, чтоб позже позавтракать на автостоянке, не оставляя собак в раскаленной на солнце машине.

Девону понравилось, высунув голову из окна, смотреть за покупателями, входившими либо выходившими из магазина. Ну и нюх его не подвел; спустя пару Первые шаги по приручению часиков, я нашел, что он сумел-таки добраться до картонного пакета, лежавшего на фронтальном сидение, и утащить из сэндвича ветчину. Вобщем, сыр и хлеб он оставил.

V

В горах

До того как приступить к дрессировке требовалось издержать еще некое время на укрепление чувственных связей — меж Девоном и мной, Девоном и лабрадорами, Девоном Первые шаги по приручению и местной горной местностью. Следовало упрочить доверие и взрастить обоюдную симпатию, исключительно в этом случае дрессировка могла принести плоды. Необходимо было отыскать место без легковушек, грузовиков и автобусов, место, где Девон смог бы расслабиться, а у меня не появлялось обстоятельств орать на него, где все мы Первые шаги по приручению, в конце концов, смогли бы перевести дух.

Лучше также, чтобы это место было так заброшенным, что его могло только воскресить возникновение подвижного двухгодовалого бордер-колли и пары огромных лабрадоров, и так уединенным, что учиненный собаками разгром увидеть было бы просто некоторому.

Всем этим требованиям как нельзя лучше отвечало мое пристанище Первые шаги по приручению на верхушке горы: полуразрушенная, спрятавшаяся в сорняках хижина, жителями которой являлись до нас только мыши да насекомые. Домик смотрелся посредственно, зато вид оттуда раскрывался воистину царский — луга и фермы, разбросанные по равнине, простиравшейся до Вермонта.

Для лабрадоров и для меня с этой горой было связано очень почти все. В Первые шаги по приручению один прекрасный момент, в серьезную зиму мы навечно застряли тут и пережили тогда много драматических событий и счастливых дней.

Собаки рыскали здесь всюду, часто сталкиваясь с другими обитавшими в горах животными. Тяжело представить чего-нибудть наилучшее для Девона, здесь у него будет возможность больше сблизиться с нами и Первые шаги по приручению самому немного поостыть.

Итак, я погрузил в машину всех собак, еще одну собачью кровать и пакеты с косточками и печеньем. Лабрадоров я расположил в заднее отделение внедорожника, где они умиротворенно проспали всю четырехчасовую поездку. Девон неспокойно метался на заднем сидение в течение 2-ух часов, пока я не додумался открыть около него окно Первые шаги по приручению; он высунул в него голову и совсем успокоился, очень удовлетворенный.

Обладателям собак повсевременно напоминают — и верно делают, — что не следует разрешать собакам высовывать голову из окна мчащегося автомобиля; в глаза им может попасть маленький сор либо какое-нибудь насекомое, а проносящийся в небезопасной близости автомобиль может Первые шаги по приручению их искалечить.

Это разумное правило мне понятно, но должен признаться, что для меня нет лучше вида, чем собачья голова, торчащая из окна машины: ветер треплет ей уши, а на собачьей роже написано полнейшее ублажение. Может быть, запах воли будит доставшиеся от протцов мемуары о вересковых пустошах Уэльса, по которым бродят Первые шаги по приручению овечьи отары.

Следя в боковые зеркала машины, как миля за милей уходит вспять шоссе, пересекающее штат с юга на север, я заодно лицезрел и выставленную в окно прекрасную голову моей собаки. Казалось, нос его рассекает воздух, как ледокол в Арктике рассекает льды. Девон очевидно услаждался жизнью.

Ухмылка, но Первые шаги по приручению, одномоментно застыла у меня на губках, когда я услышал сзади какое-то обезумевшое царапанье и сообразил, как мудро правило, касающееся окон и собак. Мне было видно в зеркало, что Девон очень очень высунулся в полуоткрытое окно к мчащемуся с грохотом нам навстречу грузовику, а сейчас перебирает ногами, стараясь удержаться. Держа руль Первые шаги по приручению одной рукою, я растянул другую вспять, схватил его сначала за хвост, позже как-то добрался до ошейника и втащил Девона на сидение. Сердечко мое колотилось. Окно я закрыл и до конца пути больше не открывал.

Я не мог представить для себя свою хижину в горах без Джулиуса и Стэнли Первые шаги по приручению. Они такая же неотъемлемая ее часть, как вид из окна, как деревья и ручьи. В каком-то смысле это горное убежище выручило мне жизнь. Купил я хижину так же, как и Девона, — при вялом сопротивлении Паулы, считавшей, что нам и без того хватает хлопот с одним достаточно ветхим домом Первые шаги по приручению.

Но я отчаянно нуждался в этом втором доме, как, вобщем, нуждаюсь и сейчас. Субъект нервный и неспокойный, я жаждал покоя. Мне шел в ту пору 5-ый десяток, с работой у меня не все ладилось, моя обожаемая дочь покинула нас, отправившись в институт, в Нью-Джерси я ощущал себя, как в Первые шаги по приручению ловушке. Вкупе с лабрадорами я в 1997 году уехал в горы и сначала арендовал, а позже и купил эту хижину. Предстояло немного ее подлатать, чтоб она могла противостоять летним грозам и зимним бурям. Никто из нас никогда не имел желания жить без крыши над головой.

Я прибыл сюда посреди лета Первые шаги по приручению и при помощи местных обитателей смог привести домик в таковой вид, чтоб в нем можно было оставаться и зимой. Естественно, мы столкнулись с трудностями, а комары и кусачие мухи, еноты и белки — они все вкупе иногда превращали жизнь в реальный ужас.

Джулиус, но, с первого же денька облюбовал Первые шаги по приручению для себя местечко около крыльца. Он выскакивал из машины, устремлялся туда и, повертевшись, плюхался на землю. Вокруг его головы здесь же начинало виться целое скопление комаров, мух и каких-либо крохотных мошек, норовивших забраться в нос, в глаза и в уши, но он не направлял на их никакого Первые шаги по приручению внимания.

Этот пункт наблюдения очень ему нравился. Лежа тут, он смотрел на гору Эквинокс, находившуюся в пятнадцати либо 20 милях отсюда, как зачарованный смотрел за ястребами, кружившими над равниной кое-где далековато понизу. Мне кажется, его больше всего завлекало, что тут никто от него ничего не ждал, не добивался; он просто существовал Первые шаги по приручению, и этого хватало.

Из нас троих Джулиус был более всего склонен к созерцанию, он был всегда в мире с самим собой и с тем, что его окружало. Этот пес воплощал внутри себя тот тип личности, те свойства, которыми я желал бы владеть, но, как досадно бы это Первые шаги по приручению не звучало, не обладал. Не мыслить ни о чем нехорошем, не делать ничего отвратительного, даровать любовь и счастье…

Понизу, у границы луга, то и дело мерцали какие-то зверюшки — зайчики, лисицы, еноты. Джулиус доброжелательно на их глядел. Он был собственного рода Фердинанд Прекрасный, только не пудель, а лабрадор — никогда не Первые шаги по приручению преследовал никого из собственных сородичей (близких либо далеких). Если поблизости него из зарослей выпрыгивал олень, вид у Джулиуса был ошеломленный. Шерсть на его зашейке подымалась, он негромко фыркал, давая тем осознать, что увидел оленя. Но по большей части, он просто смотрел, как олени пасутся.

Стэнли конкретно тут в Первые шаги по приручению горах полюбил гонять мяч и плавать. Я кидал мяч вниз, и Стэнли мчался за ним, хватал его и, прыгая по склону холмика, ворачивался наверх ко мне.

Уже через четверть часа таких пробежек, в особенности в горячую погоду, он жутко уставал, ронял мяч, устраивался рядом с Джулиусом и засыпал. Джулиус, насмотревшись Первые шаги по приручению на все это сверху, тоже подремывал. Я расчистил его любимое место, повыдергал росший тут кустарник, посеял травку, чтоб ему было удобнее лежать. Сейчас это именовалось «личный наблюдательный пункт Джулиуса».

Если я усаживался перед домом, чтоб почитать либо полюбоваться видом, Джулиус подходил и садился рядом. Но он никогда не Первые шаги по приручению был назойливым, это тоже следует упомянуть посреди его бессчетных плюсов. Он не надоедал вам; он просто был рядом, и его присутствие даровало вам чувство покоя и комфорта.

Стэнли был более озорным, обожал различные игры. Ему жутко нравилось кидаться в речку Бэттенкилл либо в наиблежайшее озеро за собственной резиновой игрушкой — надувным Первые шаги по приручению мячом с привязанной к нему веревочкой.

Океан, естественно, не для него, но в пруду он не знал для себя равных. Я кидал его игрушку как можно далее, и он плыл за ней, как будто великий фрегат. Пожалуй, так в нем проявлялись черты «земноводной» природы лабрадоров: голова высится над водой, хвост Первые шаги по приручению действует как руль, массивные легкие работают, влажная гладкая шерсть блестит.

Не спуская глаз с плавающего мяча, Стэнли описывал широкий круг, чтоб подплыть к нему сзади, хватал веревочку и устремлялся к берегу. Он действовал решительно, сосредоточенный на собственной задачке, и я гордился им.

Было у нас и несколько небезопасных приключений Первые шаги по приручению. В один прекрасный момент, уже в конце зимы, мы направились вниз в равнину. Там Стэнли понесся по льду озера за брошенным мячом и провалился под лед. Он пробовал выкарабкаться из воды, но его фронтальные лапы не находили опоры. Прошло всего пару минут, но я лицезрел, что он уже утомился Первые шаги по приручению от собственных отчаянных усилий. Меня окутал ужас: на данный момент его лапы соскользнут и он утопнет.

Больше нельзя было оставаться безучастным. Я скинул ботинки, пробежал по льду, лег рядом с ним — и, естественно, провалился сам.

По счастью, для меня здесь было мелко, так что я мог стоять. Мне удалось Первые шаги по приручению вынуть Стэнли на крепкий лед и вылезти самому. Но полмили, которые нам пришлось пройти до машины, показались мне самыми длинноватыми в моей жизни; я ощущал, — еще пару минут и нам не миновать обморожения.

Но все-же это было не так жутко, как на Бэттенкилле, куда я Первые шаги по приручению привел собственных собак посмотреть на паводок, вода тогда поднялась практически на четыре метра. Стэнли, как обычно, захотелось сплавать за мячом, и я легкомысленно бросил мяч в воду, не подумав, как там на данный момент глубоко, и как стремительно мчится мутный поток.

Стэнли прыгнул, его схватило течение, он запутался в каких Первые шаги по приручению-либо кустиках и травке, которые в обыденное время вырастают на берегу, а сейчас вокруг их плескалась вода. Я лицезрел, что его тащит на стремнину, где течение закручивают воронки.

Я ступил в воду, — она была ледяная, от холода заломило кости, — сходу провалился по грудь, поскользнулся на илистом деньке и здесь Первые шаги по приручению же запутался в плавающих растениях, вырванных из земли.

Если б я мог тихо пошевелить мозгами, стоит мне самому кидаться в ледяную воду выручать Стэнли, то, возможно, как и большая часть не очень отважных людей, решил бы, что риск очень велик. Но в ту минутку я просто не мог созидать, как вода Первые шаги по приручению уносит моего лабрадора — невинную жертву собственных инстинктов и моего безрассудства.

Стэнли боролся с течением, но вид у него был испуганный. Я изловил его и здесь только нашел, что сам оказался в ловушке — мне не удавалось двинуться с места. Ноги мои стремительно окоченели, а течение, даже в нескольких метрах Первые шаги по приручению от берега, было очень сильным. Стэнли пробовал удержаться на плаву, но сил его очевидно не хватало. Не отпуская его, я старался как-то вызволить ноги и не мог.

Окоченение мое все усиливалось и мне, разумеется, предстояло сделать страшный выбор: или отпустить Стэнли, или замерзнуть. Может быть, даже отпустив его, я Первые шаги по приручению все-же замерзну. Любопытно, как примут такую погибель Паула и мои друзья. Паула, наверняка, решит, что это закономерно, нечто схожее и должно было произойти со мной и моими собаками.

Неуж-то из-за этого лабрадора я и впрямь никогда больше не увижу свою семью? Но высвободиться Первые шаги по приручению мне не удавалось.

Все еще отчаянно дергаясь и не отпуская Стэнли, я вдруг услышал сзади звучный всплеск. Что-то тяжелое навалилось мне на голову и на плечи и больно меня царапало. Это Джулиус, следивший за нами с берега, прыгнул и приземлился прямо на меня. 1-ый раз в жизни Джулиус прыгнул в воду Первые шаги по приручению!

Голове моей, естественно, порядком досталось, но этот толчок вырвал меня из ловушки, в которую я попал, когда растения обвили ноги и удерживали меня, не давая двинуться. Я сумел оттащить Стэнли от стремнины и подталкивал его до того времени, пока он в конце концов не выкарабкался на Первые шаги по приручению сберегал. Джулиус же оборотился и поплыл сам, прямо как какой-либо бобр. «Ах ты обманщик, — задумывался я. — Ты же отлично плаваешь!»

Метрах в 100 от нас вниз по течению на мосту, который сейчас чуть высился над водой, собрались люди. Они орали, махали руками, жестами давали мне осознать, что звонят по телефону. Они, видимо Первые шаги по приручению, пробовали вызвать кого-нибудь на помощь.

Было страшно холодно, и я побежал к машине. Пока собаки отряхивались, я стащил с себя влажную одежку и некое время простоял голышом, укрывшись за дощатой будкой на берегу. Джулиус неспокойно крутился около нас, а Стэнли кашлял, выплевывая воду, которой он Первые шаги по приручению наглотался в реке.

В машине у меня был мешок с вещами, так как мы как раз ворачивались домой в Нью-Джерси и к реке заехали по пути. Я сумел переодеться во все сухое, а запасное белье использовал, чтоб обтереть собак. Все запятнанную и влажную одежку я бросил на пол в машине Первые шаги по приручению, вытряхнул воду из башмаков, сел за руль в носках и в таком виде тронулся с места.

Что мог бы я поведать о случившемся полицейскому, друзьям, всем остальным? Стал бы разъяснять, как бросил мяч для моего лабрадора в разлившуюся бурную реку, позже, лицезрев, что из этого вышло, прыгнул в воду сам Первые шаги по приручению, чтобы спасти собаку, и чуть не утоп? Дурной бы вышел рассказ.

Только мы отъехали, как я увидел, мчащиеся по встречной полосе машину шерифа и «скорую», обе ехали с включенными маячками и сиренами. Может быть, они торопились конкретно к нам? Я не стал этого выяснять.

Когда через Первые шаги по приручению несколько часов мы прибыли в Нью-Джерси, я все еще дрожал от холода. Паула, помогая мне разгружаться, с изумлением посмотрела на кучу влажной и грязной одежки.

«Господи, что это…?» — спросила она. Я ответил, что свалился. Она не поверила; но не стала вдаваться в подробности. В конце концов у нее Первые шаги по приручению есть свои секреты, а у меня — свои.

* * *

С нашим трио и ранее, в 1-ое проведенное в горах лето, случались различные проблемы. В один прекрасный момент гроза застала нас вне дома. Оказалось, что возвратиться домой нельзя, — зажегся лес, дорога стала непроезжей. Пришлось практически всю ночь ожидать кое-где у обочины, пока Первые шаги по приручению дорогу расчистят.

В другой раз мы направились на прогулку повдоль жд ветки, по которой, казалось, никто издавна не ездит. И в момент когда мы проходили по старенькому заржавелому мосту тринадцатиметровой высоты, сзади послышался свист. Еле-еле нам удалось увернуться.

Однажды, уже перед самым заходом солнца, мы заплутались в Первые шаги по приручению лесу за нашей хижиной. Я возлагал надежды, что Джулиус и Стэнли выручат меня. «Ведите меня домой, ребята!» — скомандовал я, но они только глядели на меня, не двигаясь с места. Вообще-то им тоже не хотелось спать под открытым небом. Когда стемнело, я соорудил для себя из ветвей и листьев очень Первые шаги по приручению неловкое ложе, собираясь провести тут всю ночь. Здесь вдруг с дороги до нас донесся шум, мы пошли на этот звук и выкарабкались из лесу — чуть не в нескольких метрах от дома.

Одно из таких приключений завершилось не настолько счастливо. Это случилось зимой, на утренней прогулке. Сильный ветер швырял снег прямо Первые шаги по приручению в лицо. Мы спустились по крутому склону, я рассчитывал через некое время возвратиться этим же методом. Но начав карабкаться по склону, я спотыкнулся и свалился. «Скользко», — пошевелил мозгами я и попробовал опять. И опять свалился. А позже снова.

Не знаю, почему до меня так длительно доходило, — видимо, сознание не желало Первые шаги по приручению принимать, — что моя левая нога не слушается. Я не мог на нее опереться.

При мне был телефон, — очень подходящая вещь зимой в сельской местности. Можно было позвонить моему товарищу Джеффу, он жил недалеко. Но что я ему скажу? Что не могу встать на ноги?

Мои ноги я Первые шаги по приручению всегда считал неотъемлемой собственностью. Идея, что одна из их закончила вдруг мне служить, как она это делала в протяжении полвека, устрашила меня.

В один момент моего лица задело чье-то теплое дыхание.

Большая прекрасная голова Джулиуса прижалась ко мне. Я погладил его и ощутил, как к очам подступили слезы. Что случилось Первые шаги по приручению с моим телом? Я так люблю ходить; это для меня и отдых, и развлечение; ну и думается мне идеальнее всего на ходу.

Джулиус вдруг зарычал — душераздирающий звук, никогда я такового от него не слышал. Позже он задрал голову и завыл. Он не знал, что случилось, но сообразил — случилось Первые шаги по приручению что-то суровое. Стэнли, встревоженный, подбежал и лизнул мне лицо.

Мне удалось перекатиться на бок и начать ползти, держась за проволочную растяжку придорожного столба. Джулиус на всем пути до дома не отходил от меня ни на шаг.

Сейчас мне приходится носить два фиксатора: один вставляется в ботинок Первые шаги по приручению, а другой наложен на щиколотку. Ортопед растолковал, что у меня повреждено сухожилие, может быть, это итог некий давнешней незамеченной травмы, из-за которой кости голеностопного сустава мучаются уже многие годы. Нога у меня болит. Но я все равно длительно хожу пешком. Если же я падаю, мне слышится невеселый вой Первые шаги по приручению Джулиуса. Он знал!

Больше никаких драматических событий с нами в горах не бывало. Зимой мы проводили много времени у камина, — здесь нам всегда было тепло. Ну а ночкой в горах холодно даже летом. Проснувшись посреди ночи, я всегда обнаруживал в кровати около себя 2-ух умиротворенно спящих лабрадоров. В общем-то я Первые шаги по приручению был не против таковой компании, да мне так было и теплее. Время от времени по утрам мы вкупе следили, как солнце встает из-за Зеленоватых гор. Под звуки птичьего хора наше трио устраивалось где-нибудь снаружи, на росистой травке, я — с дымящейся чашечкой кофе, а лабрадоры — с Первые шаги по приручению в особенности большой порцией возлюбленного печенья.

Практически раз в день мы отчаливали все вкупе на долгосрочную прогулку, обычно через Мёрк Форест в Вермонте, это заповедное место нравилось нам всем.

Где-нибудь на полпути я искал бревно, на котором можно посидеть, доставал термос и сэндвичи себе, собачий корм — для лабрадоров Первые шаги по приручению, и мы умиротворенно завтракали.

Мы всегда были совместно — три верных мушкетера.

Наша компания возвратилась в горы совместно с новичком, и в 1-ые деньки все шло отлично. Девону приглянулись горные склоны, он проводил исследование дорог и тропинок, гонялся за бурундуками. С трудом удалось втиснуть в хижину еще одну собачью кровать, но в Первые шаги по приручению остальном Девон полностью вписался в наш быт. Но беря во внимание его особенные потребности, я отыскал для него место — пустующий школьный двор — где он мог расходовать излишек энергии, гоняясь за грузовиками, разделенными от собаки забором.

Но вот настало утро, когда мне потребовалось съездить на местную свалку. Я оставил Первые шаги по приручению Девона у хижины совместно с лабрадорами. Обычно, если я быстро отлучался, они тихо посиживали, смотря на горы. Вобщем, с Девоном не все так просто, он непременно чего-нибудть выбросит. Помня об этом, я подал собакам команду «жди!», подкрепил ее жестом и поехал вниз по дороге. Но уехал неподалеку, выключил зажигание, вылез Первые шаги по приручению из машины и пошел по придорожному склону ввысь. Через пару минут прямо нужно мной из кустов, крадучись медлительно и бесшумно, появился Девон. Моя уловка сработала!

Я ринулся к нему, крича и бранясь, швыряя в него чем попало: «Мерзкий пес! Вспять! Ожидай!» Он понесся к дому. Я побежал за ним Первые шаги по приручению по дороге, все еще крича. Лабрадоры вышли навстречу, виляя хвостами, очень ошеломленные. Девон подбежал к дому и присел, съёжившись. «Знаю я тебя, злодей, — кричал я. — Сказано ожидай! Вот и необходимо было ждать».

Тот же трюк я повторил еще два раза: выключал зажигание и ожидал. Никаких признаков этой Первые шаги по приручению чертовой собаки. Возвратясь к дому, находил его на том же месте, где оставил. Прогресс.

Очень удовлетворенный я поехал на свалку. До нее было всего несколько км, путь туда занял каких-нибудь 10 минут. Моя хижина стоит на верхушке горы, к ней подымается крутая, протяженностью около 2-ух км, дорога, по сторонам которой Первые шаги по приручению показываются дома, луга и леса. Я только свернул на нее, как из-за сарая справа от меня выглянула исподтишка чья-то голова. Девон. Он, оказывается, выждал некое время, чтоб не попасть в «ловушку», а позже понесся вниз с горы в том же направлении, в каком уехала моя машина.

Я Первые шаги по приручению стукнул по тормозам и выскочил на дорогу. Лицезрев меня, пес одномоментно пропал. «Девон! — заорал я. — Ко мне!»

За сараем что-то шевельнулось. Черно-белое пятно скользнуло снизу ввысь по горе и скрылось в высочайшей травке посреди деревьев.

Домой я добирался с наибольшей скоростью, какая только вероятна при езде по Первые шаги по приручению крутой горной дороге на 2-ой передаче. Я задумывался, что сейчас в поисках Девона придется исходить пешком всю эту окаянную гору.

Но Девон посиживал на травке у крыльца меж Джулиусом и Стэнли. Все три хвоста виляли. Но только один Девон тяжело дышал.

На последующий денек выдалась красивая погода, я оставил Первые шаги по приручению собак снаружи в полной убежденности, что все будет в порядке. Я нередко работал по нескольку часов без перерыва, мне не хотелось все это время держать их взаперти, в особенности когда вешнее солнышко так нежно пригревает. Пусть спят на траве, бегают по лугу, любуются округами либо гоняются за Первые шаги по приручению бурундуками, словом делают все, что пожелают. Так как я никуда не уезжал, Девону не придется гоняться за машиной, не надо удирать.

Минут через 10 я все таки вышел, чтоб проверить, чем занята эта троица. Девон пропал. Джулиус и Стэнли, казалось, ощущали даже некое облегчение. Я позвал Девона, но он не появился Первые шаги по приручению. Прошелся по дороге, по лугу — ни мельчайшего следа. Окутанный паникой, уже обычной, — столько раз меня ввергал в нее Девон, — с колотящимся сердечком я бегал по лесу, звал его. Никакого ответа.

Я позвонил шерифу, в местное общество охраны животных и наиблежайшему ветеринарному врачу, сказал им, что Девон пропал. После Первые шаги по приручению чего сел в машину и стал ездить по горе ввысь и вниз, продолжая звать Девона до того времени, пока совершенно не охрип.

Спустя час, все еще в панике, совершенно измотанный, возвратился в дом ожидать звонка, которого, я страшился, так и не будет. Испуганная собака может в таковой малонаселенной местности Первые шаги по приручению убежать далековато, не встретив на собственном пути ни дома, ни человека. Тут просто искалечиться. Господи, какой я кретин. Когда я, в конце концов, начну что-то осознавать?

Помню, что практически разламывал руки в отчаянии. Девон столько терпел, прошел столько испытаний, и все для того, чтоб потеряться в лесу? Он ведь Первые шаги по приручению перепугается до погибели и будет ощущать себя совершенно одиноким. А одиночества эта собака опасается больше всего на свете! Почему я его не привязал либо хотя бы не запер в доме? Я опять звонил соседям и ездил ввысь и вниз по дороге. Это была трагедия.

Часа через два я вновь вышел Первые шаги по приручению из дома и в сотый раз позвал Девона. В лесу послышался некий шум, и он вдруг вылетел оттуда, весь в грязищи, в каком-то мусоре, в репьях. Пес обрадовался мне чуть ли не больше, чем я ему: неистово вилял хвостом, прыгал, пытаясь лизнуть меня в лицо, повизгивал и лаял. Я Первые шаги по приручению обымал его с огромным чувством, очень счастливый, чтоб ругаться. Он тоже был счастлив. Только на миг отлучился, чтоб лизнуть Джулиуса и Стэнли (которые его проигнорировали), и опять возвратился в мои объятия.


pervij-kanal-novosti-15022011-0900-teleprogramma-novosti-pervij-kanal-15022011.html
pervij-kanal-novosti-24022011-1800-teleprogramma-novosti-pervij-kanal-24022011.html
pervij-kinoteatr-v-gorode.html