Первые литературные споры

Шумерские учителя и литераторы не были, ну и не были бы, реальными философами и глубокими мыслителями. Но во всем, что касалось природы и мира вокруг нас, они проявляли себя внимательными наблюдателями. Длинноватые списки заглавий растений, животных, металлов и камешков, которые составлялись как пособия для преподавания в школах (см. главу I), свидетельствуют Первые литературные споры о подробном исследовании природных явлений и живых созданий — во всяком случае их более соответствующих особенностей. Не считая того, шумерские предшественники современных профессионалов по истории культуры в первый раз сознательно попробовали проанализировать, что представляла собой цивилизация тех пор, и с этой целью составили список заглавий более 100 входящих в Первые литературные споры нее частей: разных публичных институтов, профессий, ремесел, оценок и норм поведения.

Одной из особенностей нашего дела к окружающему миру является естественное сравнение каких-либо 2-ух понятий либо вещей — времен года, видов животных либо растений, металлов, орудий производства, — которые так крепко связаны меж собой в нашем сознании, что, называя одну вещь, мы не Первые литературные споры можем не вспомнить вторую. В таковой сельскохозяйственной стране, как Шумер, этими парами были, к примеру, зима и лето, скот и зерно, птица и рыба, дерево и тростник, серебро и бронза, мотыга и плуг, скотовод и землепашец. В определенных ситуациях все эти пары были в некий степени антагонистичными.

Общее же Первые литературные споры у их всегда было одно: их значение и полезность для людей. Потому естественно появлялся вопрос: что либо кто из 2-ух полезнее для человека? Рвение дать ответ на этот вопрос, произвести собственного рода оценку вещей тянуло шумерских преподавателей к жанру литературного спора, либо диспута, сделанного более даровитыми из их специально Первые литературные споры для этой цели.

Главную роль в таких диспутах играют резоны врагов, любой из которых «возвышает» себя и «принижает» собственного конкурента. Все это излагается в форме поэтического произведения, ибо шумерские создатели являлись прямыми наследниками еще не знавших грамоты певцов более ранешних эпох, и поэзия была им поближе, чем Первые литературные споры проза.

Обычно спор композиционно обрамлялся мифологическим введением, где рассказывалось о сотворении соперничающих сторон, и соответственной концовкой, в какой какое-нибудь почитаемое божество шумерского пантеона — либо несколько божеств — выносили решение в пользу одной из сторон.

Сейчас мы располагаем частичными либо полными текстами 7 таких литературных споров. Но из их пока исследованы Первые литературные споры только три. 1-ый — это спор меж божествами скота и зерна, довольно тщательно освещенный в гл. 15. 2-ой можно именовать так: «Лето и Зима, либо Энлиль выбирает бога — покровителя земледельцев». Это один из самых длинноватых «диспутов», и когда текст будет восстановлен полностью, с внедрением всего имеющегося в нашем распоряжении материала, он Первые литературные споры, не считая того, возможно, окажется одним из более увлекательных текстов исходя из убеждений определенных сведений о земледелии в древности. Содержание его можно предположительно выложить последующим образом.

Бог воздуха Энлиль решил сделать различные деревья и злаки, чтобы на земле воцарились благоденствие и обилие. С этой целью он сотворил 2-ух братьев — Эмеша (Лето Первые литературные споры) и Энтена (Зиму) и возложил на каждого из их определенные обязанности. В чем они заключались, видно из таких строк:

Энтен принудил овцу рождать ягнят, а козу — рождать козлят,

Корову и быка он принудил плодиться, чтобы сливок и молока было в обилии,

На равнине он веселил сердечко одичавшей козы, ишака Первые литературные споры и барана,

Птицам небесным повелел на широкой земле вить гнезда,

Рыбам морским повелел в зарослях тростника метать икру,

Пальмовые рощи и виноградники он принудил давать в обилии мед и вино.

Деревья, где бы они ни находились посажены, он принудил плодоносить,

Сады он одел в зеленоватый убор, украсил их Первые литературные споры пышноватой растительностью,

(Он) множит зерно, брошенное в борозды,

Подобно Ашнан (богине зерна), благостной деве, он принуждает зерно произрастать.

Эмеш сотворил деревья и поля, расширил хлева и овчарни,

В хозяйствах он множит сбор, покрывает землю….,

В дома он приносит сбор обильный, заполняет житницы доверху.

Он принуждает строить городка и Первые литературные споры жилья, возводить дома по всей стране

И воздвигать храмы высочайшие, как горы.

Совладав со своими делами, оба брата, Энтен и Эмеш, решают отправиться в Ниппур, в «дом жизни», и почтить там благодарственными жертвами отца собственного Энлиля. Эмеш несет разных животных, одичавших и домашних, также птиц и всякие растения. Энтен Первые литературные споры несет драгоценные камешки и металлы, деревья и рыб. Но когда они приходят к порогу «дома жизни», завистный Энтен начинает ссориться с братом. Они вступают в жаркий спор, и в конце концов Эмеш гласит, что не признает за братом права называться «земледельцем богов». После чего оба отправляются в Экур, центральный Первые литературные споры храм бога Энлиля, и каждый излагает свою точку зрения. Энтен сетует Энлилю:

«Отец мой Энлиль, ты поручил мне заботу о каналах, и я доставлял воду, дающую обилие,

Сделал так, чтоб поле примыкало к полю, заполнил житницы доверху.

Приумножил зерно, брошенное в борозды,

Подобно Ашнан, благостной деве, принудил зерно произрастать.

А Первые литературные споры сейчас Эмеш, тот. . . ., который ничего не осознает в земледелии,

Оттолкнул мою. . . руку, толкнул. . плечо,

Около королевского дворца. . . .»

Эмеш излагает свою версию ссоры. Он начинает с льстивых фраз, чтоб заручиться расположением Энлиля, но заключительная часть его речи внезапно коротка, и осознать ее пока не удалось. После чего Энлиль отвечает Эмешу и Первые литературные споры Энтену:

«Воды, приносящие жизнь всем странам, поручены Энтену,

Землепашцу богов, который производит все.

Эмеш, отпрыск мой, как ты можешь ассоциировать себя с твоим братом Энтеном!»

Высочайшие слова Энлиля полны глубочайшего смысла,

Решение его незыблемо, — кто осмелится противоречить?

Эмеш преклонил колени перед Энтеном, обратился к нему с молитвой,

В Первые литературные споры его дом он принес нектар, вино и пиво,

И братья пьют досыта нектар, веселящий сердечко, пьют вино и пиво.

Эмеш дарует брату золото, серебро и лазурит.

Как братья и как друзья они отрадно совершают возлияния…

В споре меж Эмешем и Энтеном

Верный землепашец богов Энтен обосновал, что он побелил Эмеша,

. . . . папе Энлилю Первые литературные споры слава!

3-ий литературный спор можно именовать «Инанна выбирает мужа». По форме он отличается от других произведений этого жанра. Это быстрее малая пьеса с несколькими действующими лицами, каждое из которых попеременно возникает в подходящий момент и произносит свою речь. Не считая того, тут нет мифологического вступления. Таким макаром Первые литературные споры, большая часть этого произведения не имеет формы спора, диалога, а представляет собой длиннющий монолог, в каком один из персонажей, сначала отвергнутый и удрученный, старается поправить дело, перечисляя свои плюсы. Правда, дальше этот персонаж порывается завязать ссору со своим конкурентом, но тот по собственному миролюбию, также из осторожности предпочитает не Первые литературные споры вступать в борьбу и кончить дело миром.

В поэме четыре действующих лица: богиня Инанна, ее брат бог солнца Уту, бог пастухов Думузи и бог хлеборобов Энкимду. Действие развивается последующим образом: после недлинного и, кстати, сохранившегося только в отрывках вступления бог Уту обращается к собственной сестре Инанне, уговаривая ее стать супругой Первые литературные споры бога пастухов Думузи.

Брат ее, герой, воитель Уту,

Гласит безгрешной Инанне:

«О моя сестра, пусть пастух женится на для тебя!

О дева Инанна, почему ты не согласна?

Сливки у него превосходны, молоко у него потрясающе.

Все, чего касается рука пастуха, расцветает.

О Инанна, пусть пастух Думузи женится на Первые литературные споры для тебя!

О ты, увенчанная драгоценностями, почему ты не согласна?

Свои потрясающие сливки он будет пить совместно с тобой,

О защитница царей, почему ты не согласна?»

Инанна отрешается наотрез. Она решила выйти замуж за землепашца Энкимду:

«Пастух на мне не женится,

Своим новым облачением он меня не укроет Первые литературные споры,

В свою узкую шерсть он меня не оденет.

На мне, юной деве, женится землепашец,

Землепашец, выращивающий растения в обилии,

Землепашец, выращивающий зерно в обилии…».

После ряда плохо сохранившихся и практически непонятных строк следует длинноватая речь пастуха, обращенная, видимо, к Инанне. В ней он перечисляет свои плюсы и старается обосновать Первые литературные споры, что землепашцу с ним не сравниться.

«Земледелец лучше меня? Землепашец лучше меня? Землепашец, чем все-таки он лучше меня?

Энкимду, человек каналов, плотин и плуга,

Чего у него больше, чем у меня, чего у землепашца больше, чем у меня?

Если он даст мне свое темное облачение,

Я дам ему, землепашцу, мою черную Первые литературные споры овцу взамен.

Если он мне даст свое белоснежное облачение,

Я дам ему, землепашцу, мою белоснежную овцу взамен.

Если он мне нальет собственного пива лучшего,

Я налью ему, землепашцу, моего желтоватого молока взамен.

Если он мне нальет собственного пива неплохого,

Я налью ему, землепашцу, моего молока „кисим Первые литературные споры“ взамен.

Если он мне нальет собственного пива соблазнительного,

Я налью ему, землепашцу, молока… взамен.

Если он мне нальет собственного пива разведенного,

Я налью ему, землепашцу, молока растений взамен.

Если он мне даст не плохое питье,

Я дам ему, землепашцу, молока „итирда“ взамен.

Если он мне даст неплохого хлеба,

Я дам ему, землепашцу Первые литературные споры, сладкого сыра взамен.

Если он мне даст маленьких бобов,

Я дам ему, землепашцу, мелкие сыры взамен.

А насытившись и напившись,

Я еще оставлю ему сливок,

Я еще оставлю ему молока.

Чего у него больше, чем у меня, чего у землепашца больше, чем у меня?»

В последующем отрывке Первые литературные споры пастух Думузи посиживает на берегу реки и радуется. Разумеется, его резоны уверили Инанну и принудили ее поменять свое первоначальное решение. Тут он и встречает Энкимду и начинает задирать собственного конкурента.

Он радовался, он радовался, сидя на глинистом берегу реки, он радовался!

На берегу, на берегу пастух радовался!

Он привел Первые литературные споры, пастух, он привел собственных овец на сберегал.

Пастух прогуливался взад и вперед по берегу,

И к нему, пастуху, приблизился землепашец,

Землепашец Энкимду приблизился.

Думузи. . с земледельцем, царем каналов и плотин,

Пастух на его равнине,

Думузи на его равнине заводит с ним ссору,

Пастух Думузи на его равнине заводит с ним Первые литературные споры ссору.

Но Энкимду, чтоб избежать ссоры, позволяет Думузи пасти стада на собственных землях:

«С тобой, пастух, с тобой, пастух, с тобой

Из-за чего мне тягаться?

Пусть твои овцы щиплют травку на берегу реки,

Пусть твои овцы бродят посреди моих обработанных земель,

Пусть они едят зерно на светлых полях Урука Первые литературные споры,

Пусть твои козлята и ягнята пьют воду из моего (канала) Унун».

Думузи тотчас успокаивается и дружественно приглашает землепашца на свою женитьбу:

«Я же, пастух, приглашаю тебя на женитьбу,

Приходи, землепашец, как друг,

Землепашец Энкимду, как друг, землепашец, как мой друг,

Да будешь ты на моей свадьбе, как друг Первые литературные споры!»

На это Энкимду отвечает, что принесет Думузи и Инан — не свадебный подарок — отборные продукты из собственного хозяйства:

«Я принесу для тебя хлеба, я принесу для тебя бобов,

Я принесу для тебя чечевицы . . .,

Ты, молодая дева, все, что есть. . тебе,

Молодая дева Инанна, я бы для тебя принес. . . . .»

И Первые литературные споры поэт завершает свое сочинение классической концовкой:

В споре меж пастухом и земледельцем,

Да будешь прославлена ты, дева Инанна!

Читатель, наверняка, уже не раз улавливал на прошлых страничках книжки отзвуки библейских тем. Первозданный океан, отделение неба от земли, сотворение человека из глины, моральные нормы, законы и кодексы, мучения и покорность Первые литературные споры, спор, схожий спору Каина с Авелем, — все это хотя бы отдаленно припоминает многие мотивы Ветхого Завета. Обратимся же сейчас к шумерской поэме, в какой излагается миф о рае, и поглядим, не проглядывают ли через нее некие мотивы Книжки Бытия.

Следует сказать сходу: в шумерской поэме идет речь о небесном Первые литературные споры, а не о земном рае. В нем нет Адама и Евы, не устоявших перед соблазном. Но в этом мифе содержится ряд параллелей с библейской легендой о рае. Может быть, он также дает разъяснение — правда, несколько внезапное — происхождению и начальной базе эпизода о сотворении дамы из ребра мужчины.

Рай


pervij-annotaciya-petr-pervij-stranica-21.html
pervij-annotaciya-petr-pervij-stranica-38.html
pervij-arest-i-godi-zaklyucheniya.html