ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г.

ВОПРОС: Каковой способ Института?

ОТВЕТ: Это личный способ, другими словами учитывающий личные особенности каждого. Для всех имеется только одно общепринятое правило: наблюдение. Каждый нуждается в нем. И это необходимо не для конфигурации, а для того, чтоб узреть себя. У каждого человека свои собственные особенности, свои собственные привычки, которых в общем-то ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. он не лицезреет. Он должен их узреть; таким макаром он откроет «много Америк». Каждый небольшой факт имеет свою специфическую причину. Когда вы накопите материал о для себя, тогда будет вероятен разговор — а на данный момент всё, с чём мы говорим, является теоретическим.

Если баланс склоняется в одну сторону, то нам ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. необходимо тем либо другим образом установить равновесие.

Стараясь следить за собой, мы обучаемся концентрировать внутри себя то, что может быть даже очень полезным в обыкновенной жизни.

ВОПРОС: Какую роль в саморазвитии играет страдание?

ОТВЕТ: Существует два вида мучения: сознательное и несознательное. Только болван мучается несознательно.

В жизни ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. есть два направления, две реки. В первой закон касается самой реки, без капель воды. Мы эти капли. Капля то на поверхности, то в глубине. Страдание находится в зависимости от положения, в каком оно находится. В этой реке страдание совсем никчемно, так как оно является случайным и несознательным.

Параллельно ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. той реке имеется другая. У капли первой реки есть возможность перейти во вторую. В ней существует другой вид мучения: сейчас капля мучается поэтому, что вчера она недостаточно мачалась. Тут играет роль закон вознаграждения. Капля также может мучиться заблаговременно. Ранее либо позднее, всё должно быть оплачено. Для космоса не существует ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. времени. Страдание может быть произвольным: можно мучиться за вчерашний денек и можно за завтрашний. Либо можно просто мучиться поэтому, что плохо себя ощущаешь.

Только случайное страдание имеет ценность.

ВОПРОС: Был ли Христос Учителем, получившимшкольную подготовку, либо он был случайным гением?

ОТВЕТ: Без познания он не сумел бы стать тем, кем он стал ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., и не сумел бы сделать то, что он сделал. Естественно, там, где он был, было познание.

ВОПРОС: Если мы только машины, то какой смысл в религии?

ОТВЕТ: Для одних религия — это закон, гид, направление. Для других — это жандарм.

ВОПРОС: Что означает то утверждение, что Земля живая ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г.?

ОТВЕТ: Живы только мы. Если одна часть жива, то всё тоже живое. Вселенная — это цепь и Земля — звено этой цепи. Там, где есть движение, есть жизнь.

ВОПРОС: Не гласит ли это о том, что тот, кто не погибает, не может родиться?

ОТВЕТ: Все религии молвят о погибели, которая обязана иметь место в ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. нашей жизни на земле. Эта погибель должна предшествовать возрождению. Но что должно умереть? Неверная вера в собственное познание, самолюбие и эгоизм. Наш эгоизм должен быть сломан. Но мы должны учесть, что являемся очень сложными машинами и что этот процесс ликвидирования представляет собой долгую и тяжелую задачку. До того, как ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. станет вероятен реальный рост, наша личность должна умереть.

ВОПРОС: Учил ли Христос танцам?

ОТВЕТ: Я этого не лицезрел (потому что меня там не было). Необходимо различать «танцы» и «гимнастику» — это различные вещи. Мы не знаем, как его последователи умели плясать, но мы знаем, что там, где Христос ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. получил своё воспитание, преподавалась «священная гимнастика».

ВОПРОС: Есть ли какая-либо ценность в церковных церемониях и ритуалах?

ОТВЕТ: Я не изучал католический обряд, но я отлично знаю ритуалы греческой Церкви, и в их, по форме и церемониалу, существует реальный смысл. Всякая церемония, в той мере, где она продолжает практиковаться без ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. конфигураций, сохраняет свою ценность. Ритуалы, как древнейшие танцы, были гидом, книжкой, где была написана правда. Но чтоб их осознать, нужен ключ.

Старенькые народные танцы также имеют смысл, они содержат даже рецепты изготовления варенья.

Церемония — это книжка, где записано много вещей. Тот, кто соображает, тот может её прочитать ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г.. В церемонии часто больше содержания, чем в 100 книжках. В жизни все изменяется, но обычаи и церемонии остаются.

ВОПРОС: Существует ли перевоплощение души?

ОТВЕТ: Душа — это роскошь. Никто еще не родился с вполне развитой душой. До того как гласить о перевоплощении, мы должны знать, о каком человеке, о какой душе ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. и о каком перевоплощении идёт речь. Душа может разложиться сходу после погибели, либо это может занять определённое время. К примеру, душа может кристаллизоваться в границах Земли и остаться там, не будучи кристаллизованной для Солнца.

ВОПРОС: Могут ли дамы работать так же отлично, как мужчины?

ОТВЕТ: У парней и у дам более ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. развитые стороны не схожи. У парней это умственная сторона, которую мы назовём А; у дам — эмоция, либо Б. Работа Института время от времени будет вестись больше по полосы А, и это будет очень тяжело для Б. В другие моменты она будет вестись больше по полосы Б и ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. станет более трудной для А. Но для реального осознания главное — это слияние А и Б; оно произведет силу, которую мы назовём С.

Да, и у парней, и у дам равные шансы!

САМОНАБЛЮДЕНИЕ

New-york, 13 марта 1924 г.

Самонаблюдение — это очень тяжелое дело. Чем больше вы наблюдаете за собой, тем больше вы в ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. этом отдаете для себя отчет.

Сейчас вы должны в этом упражняться, но не для результата, а для осознания того, что вы не сможете следить за собой. До сего времени вы задумывались, что видите и понимаете себя.

Я говорю об беспристрастном самонаблюдении. Беспристрастно вы не способны себя созидать, даже на минутку ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., так как идет речь об отличительной функции: функции владельца.

Если вы думаете, что сможете следить за собой в течение 5 минут, то это ошибочно; что 20 минут либо минутка, всё равно. Если вы просто констатируете, что не сможете следить за собой, тогда вы правы. Ваша цель —добиться этого.

Чтоб ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. выполнить эту цель, вы должны сделать несколько попыток. Их результатом не будет самонаблюдение в полном смысле слова. Но сам факт попыток укрепит ваше внимание. Вы научитесь лучше концентрироваться. Позднее всё это вам понадобится. В предстоящем вы можете поистине взывать к для себя.

Сейчас вы располагаете только частичным вниманием, идущим, к примеру, от ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. тела либо от эмоций.

Если вы работаете сознательно, то вы вызовете самих себя, не сходу, но понемногу, так как самовызов является все более и поболее требовательным. Это не так просто.

Упражнение самонаблюдения будет достаточным на пару лет. Не соблазняйтесь ничем другим. Если вы работаете сознательно, то вы ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. увидите то, в чём нуждаетесь.

ЭНЕРГИЯ —СОН

Лё Приёрэ, 30 января 1923 г.

В недавнешней беседе я вам произнес, что в процессе каждого дневного периода наш организм производит определенное количество энергии, нужной для нашего существования. Я повторяю: определенное количество. Но это количество энергии превосходит ту, которая добивалась бы обычного расходования. Но ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. наша жизнь так анормальна, что в ней мы расходуем самую большую часть (энергии) и время от времени даже полностью, и расходуем её зря.

Один из важных причин употребления энергии находится в зависимости от всех никчемных движений, которые мы совершаем в ежедневной жизни. Позднее, после неких опытов, вы увидите, что большая ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. часть этой энергии выделяется вот тогда, когда наши движения наименее активны.

К примеру, сколько энергии потребляет человек, посвятив целый денек физической работе? Много. Но он её расходует еще более, если посиживает и ничего не делает. Наши огромные мускулы потребляют меньше энергии, так как они лучше адаптированы к инерции, тогда как мелкие ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. мускулы расходуют её больше, потому что они наименее к нему адаптированы; они могут двигаться только за счет силы. К примеру, когда я сижу так, как сейчас, вам кажется, что я не шевелюсь. Но это не означает, что я не расходую энергию. Каждое движение, каждое напряжение, огромное либо маленькое, нереально ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. Для меня, пока я не расходую эту энергию. В этот момент моя рука сжимается, но я не шевелюсь. Все же я расходую больше энергии,, чем если я шевельну рукою (он делает жест).

Это очень увлекательная вещь, и вы должны попробовать осознать то, что я говорю о ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. инерции. Когда я делаю неожиданное движение, выделяется энергия, но когда я повторяю это движение (он делает тот же жест), инерция не просит больше энергии.

После того, как дан начальный импульс, поток энергии останавливается и инерция берет эстафету.

Всякое напряжение просит энергии. При отсутствии напряжения расходуется энергии меньше. Если моя рука находится под ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. напряжением, как на данный момент, то это просит неизменного тока, это означает, что она соединена с аккумами. Также если я перемещаю руку таким макаром, в моменты остановок, я снова расходую энергию.

Если человек мучается приобретенным напряжением, то даже сам ничего не делая, даже лёжа, он расходует больше энергии, чем ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. человек, занимающийся целый денек физической работой. В то же время человек, не имеющий таких малеханьких приобретенных напряжений, наверняка, не тратит энергию, когда он не работает либо не двигается.

А сейчас спросим: много ли посреди нас таких, кто свободен от этой страшной заболевания? Мы не говорим о людях вообщем, а ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. о тех, кто тут находится; другие нас не заинтересовывают.

Мы практически все имеем эту прекрасную привычку.

Не забудем, что эта энергия, о которой мы гласили так просто и которую мы непроизвольно расходуем без всякой надобности,— та, в какой мы нуждаемся для работы, которую мы хотят начать ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г.. Без неё мы не сможем ничего совершить.

Мы не можем иметь больше энергии. Импульс энергии никогда не увеличивается, машина остается таковой, какой была создана. Если она предназначена для выработки 10 ампер, она будет продолжать производить 10 ампер. Сила тока может быть увеличена при условии конфигурации всех проводов и всех бобин. Одна бобина, например ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., представляет нос, другая — ногу, 3-я — цвет кожи либо объем желудка... Машина не может быть изменена, структура остается таковой, какой есть. Сумма производимой энергии постоянна; даже если машина испытана, эта сумма практически не увеличивается.

То, что мы хотят сделать, просит огромных усилий. И усилие просит много энергии. Но вид усилий ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., которые мы до сего времени решали, просит такового расходования энергии, что мы не в состоянии совершить то, что имели в виду.

Как следует, с одной стороны, мы нуждаемся в большенном количестве энергии, а с другой — наша машина сконструирована таким макаром, что она не может создавать её больше. Как ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. выйти из этой ситуации? Единственный выход, единственный вероятный способ— это сберегать энергию, которой мы располагаем. Если мы желаем поменять энергию, когда нам это необходимо, мы должны научиться сберегать всюду, где это может быть.

На данный момент для нас разумеется, что одна из главных утечек энергии связана с нашим ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. состоянием непроизвольного напряжения. У нас есть многие другие утечки энергии, но их сложнее вернуть, чем первую. Мы начнем с этой, которую легче всего вернуть. Потом, в конце, мы научимся другим.

Сон человека — это не что другое, как разрыв связи меж центрами. Центры человека никогда не дремлют. Так как ассоциации устанавливают их жизнь ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., их движение, они никогда не прекращаются, никогда не останавливаются. Остановка ассоциаций значит погибель. Движение ассоциаций не прекращается ни на мгновение, ни в одном центре. Они действуют даже в самом глубочайшем сне. Если в бодреньком состоянии человек лицезреет, слышит, мыслит, то в полусонном также он лицезреет, слышит ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., мыслит и именует это состояние сном. Даже в состоянии, когда он верует, что полностью перестает созидать либо слышать, он также именует это состояние сном, ассоциации длятся.

Единственное различие состоит в силе связи меж одним и другим центрами.

Память, внимание, наблюдение — это не что другое, как исследование 1-го центра другим, либо прослушивание ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. 1-го центра другим. Таким макаром, центры в качестве таких не нуждаются ни в остановке, ни в сне. Сон не несёт им ни добра, ни зла. Сон, как его именуют, не является объектом, приносящим отдых центрам. Как я уже произнес, глубочайший сон наступает тогда, когда связи меж центрами разорваны ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г.. В реальности, глубочайший сон, полный отдых машины устанавливается в один прекрасный момент, когда все связи, все дела перестают работать.

У нас огромное количество центров и столько же связей; скажем 5. (По сути это не так: некие люди имеют две связи, у других их семь. Мы взяли 5 за среднее). То ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г., что охарактеризовывает состояние бодрствования, это когда наши связи остаются неповрежденными. Но если одна из их разрывается либо перестает работать, мы не можем ни уснуть, ни пробудиться.

Если связь прервана, мы больше не просыпаемся, мы больше не засыпаем. Если две связи разорвались, мы еще меньше просыпаемся— но мы никогда не засыпаем. Если ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. разорвалась 3-я связь, мы не просыпаемся и совершенно никогда не засыпаем. И т.д..

Как следует, мы имеем не два состояния, сон и бодрствование, как мы думаем, а несколько состояний. Меж самым активным и самым напряженным состоянием, которое кому-то, может быть, знакомо, и самым пассивным есть определенные ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. ступени. Если одна из связей собирается лопнуть, то снаружи это не осязаемо и остается неприметным для другого. Бывают люди, способность которых двигаться, ходить, жить прекращается только тогда, когда все их связи разорваны. Для других довольно разрушить две связи, чтоб они впали в сон.

Если мы разглядим лестницу меж сном и ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. бодрствованием, составляющую семь связей, тогда есть люди, которые продолжают жить, гласить, ходить на третьей ступени сна.

Глубочайшие состояния сна являются такими для всех, но промежные ступени нередко бывают личны.

Есть даже «феномены», у каких наибольшая активность проявляется тогда, когда одна либо несколько их связей разорваны. Если по ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. собственному образованию это состояние становится обычным для человека, если в нём его устраивает всё, то его активность устанавливается прямо за этим, и он может быть активным только при условии, что это состояние появится. Но лично вам активное состояние относительно: в неком состоянии вы сможете быть активны. Существует беспристрастное активное состояние, когда ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. все связи не тронуты. Для всех состояний существует соответственная личная активность.

Таким макаром, есть ступени сна и бодрствования. Активное состояние — это состояние, когда все мыслительные и чувственные возможности работают на пределе собственной способности и собственной напряженности. Если существует беспристрастное состояние бодрствования, так сказать, аутентичное состояние бодрствования, то .существует также ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. и беспристрастное состояние сна. «Объективное» — по сути означает активное и пассивное.

Во всяком случае, каждый должен осознавать, что сон достигается только тогда, когда все сообщения меж центрами разорваны. Только тогда машина может создавать то, что положено создавать сну.

Глубочайший сон — это такое состояние, когда у нас нет ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. "ни снов, ни чувств. Если нам что-то снится, означает какая-то связь не разорвана, потому что память, наблюдение, чувство — это не что другое, как исследование 1-го центра другим. Как следует, когда вы видите то, что происходит с вами либо когда вы вспоминаете себя, то означает, что один центр смотрит за ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. другим. Если он может следить, то означает существует какая-то вещь, через которую можно следить. И раз существует то, через что можно следить, означает связь не нарушена.

Стало быть, если машина в неплохом состоянии, то ей довольно незначительно времени для производства количества материи, которая является разумным основанием сна; во ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. всяком случае, намного меньше времени, чем мы привыкли спать. То, что мы называем сном, когда мы спим семь часов, 10 часов либо Бог знает сколько времени, это не сон. Большая часть сих пор проходит не во сне, а протекает в промежных состояниях, никчемных состояниях дремоты.

Неким людям необходимо несколько ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. часов, чтоб уснуть, и несколько часов, чтоб отступить ото сна. Если б мы могли сходу засыпать и стремительно перебегать от сна к бодрствованию, то мы предоставили бы этим промежным состояниям только третья часть либо четверть тех пор, которое по-настоящему теряем.

Но мы не знаем, как сознательно порвать эти ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. связи. Они разорваны в нас и восстановлены механическим образом.

Мы рабы этого механизма. Когда «это» ему нравится, мы можем перебегать в другое состояние. По другому, мы можем только лечь в кровать и ожидать, что «это» позволит нам отдыхать.

Эта механичность и эта нежелаемая зависимость имеет разные предпосылки. Одна из этих ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. обстоятельств содержится в приобретенном состоянии напряжения, о котором мы гласили сначала и которая является одним из бессчетных причин утраты нашего резерва энергии. бы видите, как следует, что освобождение от этого

17 приобретенного напряжения послужило бы двойной цели. Поначалу мы сберегли бы много энергии и потом избавились бы от никчемно ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. растянутого ожидания сна.

Видите, как это просто, как это просто добиться и как это нужно. Высвободить себя от этого неизменного напряжения — для нас имеет бесценное значение.

Позднее я дам вам некие упражнения для этого. Я рекомендую вам направить на их очень суровое внимание и приложить все свои силы для получения положенного ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ Нью-Йорк, 13 февраля 1924 г. от каждого упражнения.

Необходимо во что бы то ни стало не тужиться, когда в этом нет необходимости. Когда вы сидите и ничего не делаете, постарайтесь усыпить своё тело. Когда вы спите, то спите таким макаром, чтоб вы спали полностью.


pervie-zashitnie-nasazhdeniya.html
pervii-den-kancelyarskoj-kareri.html
pervij-annotaciya-petr-pervij-stranica-11.html